Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Всегда на коне

Конный спорт – классическое увлечение настоящей принцессы. Шарлотта Казираги из княжеского рода Гримальди, дочь принцессы Монако Каролины, племянница правящего князя Монако Альбера II и внучка Грейс Келли, с недавних пор профессионально участвует в скачках. Экипировку специально для Ее Высочества сшил Дом Gucci. В эксклюзивном интервью ELLE самая аристократичная из амазонок рассказала о моде, лошадях и истинной элегантности

image

Конный спорт – классическое увлечение настоящей принцессы. Шарлотта Казираги из княжеского рода Гримальди, дочь принцессы Монако Каролины, племянница правящего князя Монако Альбера II и внучка Грейс Келли, с недавних пор профессионально участвует в скачках. Экипировку специально для Ее Высочества сшил Дом Gucci. В эксклюзивном интервью ELLE самая аристократичная из амазонок рассказала о моде, лошадях и истинной элегантности

Местом для интервью Шарлотта Казираги выбрала лес Фонтенбло в окрестностях Парижа, куда она обычно приходит на рассвете будить своих лошадей. Обменявшись рукопожатиями, мы пьем кофе перед стойлом Тантеро, ее любимого рысака серой масти. В свои 24 Шарлотта более неотра­зима, чем можно было представить: низкий голос, глубокий взгляд, красота, в плен которой любой мужчина готов сдаться добровольно. Вспоминается девиз учителя верховой езды Гектора Вашо: «Вперед, спокойно и прямо» из одноименного романа Франсуа Нурисье. Кажется, именно такой образ жизни исповедует прекрасная наездница вдали от шумного бомонда.

Верная спортивной традиции Монако, Шарлотта тренируется без передышки, чтобы одержать победу в чемпионате по конному спорту. В форме с красно-зеленой эмблемой от элитного бренда по-другому и быть не может: символом успеха Шарлотты и одновременно ее спонсором в скачках выступает Дом Gucci, вернувшийся в мир конного спорта после двадцатилетнего перерыва. Девушка предлагает продолжить беседу в фургоне для перевозки лошадей, куда мы удаляемся после того, как я получил от ее приближенных строгое предупреждение о недопустимости вопросов личного характера. Это не мешает делу, ведь то, как мадемуазель Казираги рассказывает о своем любимом занятии, уже в немалой степени раскрывает ее таинственный внутренний мир.

image

Вся одежда — Gucci exclusively for Charlotte Casiraghi

image

ELLE Как возникло ваше увлечение лошадьми?

ШАРЛОТТА КАЗИРАГИ Благодаря моей маме! У нее всегда были лошади, она участвовала с соревнованиях, очень этим увлекалась. Что касается меня, до 14 лет я жила в пригороде, и мы с моими братьями Пьером и Андре ходили в пони-клуб. Там я начала участвовать в соревнованиях местного уровня. Но после школы (оконченной, кстати, с отличием!) от всего этого пришлось отказаться.

ELLE Почему?

Ш.К. Я уехала в Париж на подготовительные курсы в Высшую школу и столько занималась, что на верховую езду не оставалось ни времени, ни сил. Потом была стажировка в Лондоне, в газете The Independent и одновременно в издательстве, так как литература — еще одно мое увлечение. В спорт я никогда не уходила до такой степени, чтобы оставить учебу. Без культурного багажа жить сложно! Книги всегда присутствовали в моей жизни.

ELLE Что вы сейчас читаете?

Ш.К. «Степного волка» Германа Гессе.

ELLE Но издательским делом вы заниматься не стали.

Ш.К. Полтора года назад в моей жизни был период поиска, когда я закончила философский факультет и начала работать. Но, надо признать, мне чего-то не хватало. И вот в один прекрасный день я решила вернуться в конный спорт уже на профессиональном уровне. Раньше, когда я была младше, я очень волновалась до и во время соревнований, боялась проиграть. Эта перфекционистская сущность проявлялась во мне еще в школе, где я переживала за результаты контрольных. Сейчас я чувствую себя более взрослой, увереннее держусь в седле, лучше подготовлена, и у меня есть желание помериться силами с лучшими наездниками мира в скачках с препятствиями. Общение с чемпионами, вид элитных лошадей рождают потребность совершенствоваться. К тому же хочется оправдать надежды Дома Gucci, моего спонсора в скачках.

image

ELLE Вы относитесь к конному спорту как к профессии?

Ш.К. Да. Но мне еще многому предстоит научиться, ведь это спорт, требующий постоянных тренировок, усердия, терпения. В моем распоряжении есть очень хорошие лошади, но достаточно ли у меня таланта для достижения высот — покажет время. Моя цель в том, чтобы в первую очередь превзойти саму себя. Наряду с занятиями верховой ездой я бы хотела способствовать развитию конного спорта. Это единственный спорт с участием животных и единственная олимпийская дисциплина, где мужчины и женщины участвуют на равных, в одинаковых условиях. Он поистине уникален.

ELLE Вы участвуете в международных конных скачках Gucci Masters в Париже, спонсором которых выступает знаменитый бренд. Какие задачи вы перед собой ставите?

Ш.К. Сделать все, что от меня зависит! Я не хочу требовать от себя невозможного. К тому же, кроме участия в скачках с двумя лошадьми, Тантеро и Троем, я буду представлять Дом Gucci, его стиль и элегантность.

ELLE Как вы, дочь принцессы Каролины и внучка Грейс Келли, понимаете элегантность?

Ш.К. Для меня важно быть одетой к месту, в зависимости от того, куда и с кем я иду. Быть элегантной — значит чувствовать уместность наряда. Это своеобразная дань уважения окружающим, проявление вежливости, внутренней дисциплины. Именно такое понимание элегантности воспитывалось в моей семье.

image

ELLE Способствовал ли конный спорт появлению в вашей жизни тех или иных ценностей?

Ш.К. Отношения с лошадьми — это что-то гораздо более глубокое, чем может показаться. Я могу разговаривать с ними часами! Тут речь идет о покорности, о постоянной ответственности, о том, насколько вы допускаете друг друга в свой мир. Падать с лошади морально тяжело: ты оказываешься на земле и нужно снова подниматься. Но самое удивительное — это то, что рядом с лошадьми открывается ваша подлинная сущность. Нет нужды лгать, играть кого-то, скрывать эмоции: с ними это становится своего рода откровением. Лошадь не осуждает вас.

ELLE Ваш образ мышления очень далек от идеалов высшего общества, золотой молодежи!

Ш.К. Верховая езда для меня — это нечто само собой разуме­ющееся, что связано с моим воспитанием. Во время учебы в университете я много занималась, ни разу не брала академический отпуск, да и сейчас не загораю на яхтах. А конный спорт для меня — это не способ отгородиться от интриг светской жизни, это нечто большее, что позволяет испытывать самые разные чувства, усиливает инстинкты, делает легче на подъем. Это природная сила живого. Я склонна много думать, уходить в себя, а лошади дают мне своеобразный урок жизни, возвращают к реальности.

ELLE Как началось ваше сотрудничество с Gucci?

Ш.К. Я решила вернуться к скачкам как раз тогда, когда Дом Gucci в прошлом году возобновил инвестиции в конный спорт. Для меня представлять этот легендарный бренд — событие знаковое, ведь лошадь — часть мира Gucci еще со времен его основания. К тому же Фрида Джаннини, креативный директор марки, сама наездница. А еще вспоминается создание этим брендом принта «Флора» специально для моей бабушки Грейс Келли, которая искала платок с определенным рисунком. В общем, все это не просто так! Мы вместе разрабатывали мою форму для скачек, я следила за процессом создания линии до мельчайших деталей: куртки, рубашки, брюки, экипировка, попоны моих лошадей и даже перчатки — все под знаком качества Gucci, без компромиссов!

image

ELLE А вообще какие у вас взаимоотношения с модой?

Ш.К. Не могу сказать, что слепо следую трендам. Но мода всегда интересовала меня как работа творцов, как высокое искусство. Я стараюсь следить за тем, что создается нового, — так же, как в современном искусстве, кино, литературе, которые я очень люблю. Творчество — это отражение энергии эпохи.

ELLE. Gucci — это еще и символ Италии. Насколько близка вам по духу эта страна?

Ш.К. Мой отец — итальянец, большая часть моей семьи живет там, и даже со стороны Монако в нас течет генуэзская кровь. Я читаю, пишу по-итальянски, отлично понимаю, но говорю на нем немного. С Фридой по рабочим вопросам мы общаемся на английском. Я гражданка Монако, живу между Лондоном и Парижем, но мои корни — это Италия!

image

Фото: Sylvie Lancrenon


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.