Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

В ожидании Джуда

Этой осенью обладатель десятка престижных кинонаград и дважды номинант на «Оскара» британский актер Джуд Ло становится лицом бренда Martini на территории России. Чтобы внимательно всмотреться в его черты, на встречу с ним отправилась Елена КИСЕЛЕВА.

image

Этой осенью обладатель десятка престижных кинонаград и дважды номинант на «Оскара» британский актер Джуд Ло становится лицом бренда Martini на территории России. Чтобы внимательно всмотреться в его черты, на встречу с ним отправилась Елена КИСЕЛЕВА.

Когда главный редактор русского ELLE Ирина Михайловская позвонила мне с предложением слетать в Лондон и взять интервью у Джуда Ло, я долго не раздумывала. Встретиться лицом к лицу, и может, даже наедине с «самым сексуальным мужчиной из ныне живущих» — такой шанс не каждый день выпадает. К тому же он молод, богат, знаменит и считается нечеловечески красивым даже в кругах мужчин-гетеросексуалов. Снимался у лучших режиссеров — Иствуда, Мингеллы, Спилберга, Скорсезе. Играл с блистательными Умой Турман, Гвинет Пэлтроу, Николь Кидман и Анжелиной Джоли, а его гонорар за участие в фильме уже вплотную приблизился к цифре с семью нулями. Со вкусом одевается, начитан, остроумен, романтичен и, по признанию Сьюзен Сарандон, партнерши Ло по фильму «Альфи», «очень хорошо целуется». Шесть лет был счастливо женат на Сэди Фрост, актрисе и fashion-дизайнере. У них три сына: Финли (17 лет, от первого брака Фрост), Рафферти (12 лет) и Руди (6 лет) — и дочь Айрис (8 лет), чьей крестной, к слову, является модель Кейт Мосс. Отец он гениальный — это всем известно. Встречался пару лет и был помолвлен с Сиенной Миллер, американской актрисой и It-girl. Расстался со скандалом, но признал вину публично. Уже два года, как живет один в георгианском особняке с пятью спальнями в центре Лондона. Причем в пяти минутах езды от дома бывшей жены и детей, и они постоянно ходят друг к другу в гости. В общем, с этим парнем мне будет о чем поговорить.

И вот я в Лондоне. Пятница, 4 июля. На часах без четверти четыре. Через пятнадцать минут в сьюте отеля Marriott Maida Vale должно начаться интервью, на которое мне выделено полчаса. Я сижу в лобби и, что скрывать, волнуюсь. Говорят, Ло не любит журналистов. И предпочитает рыжих и блондинок. Я же самая что ни на есть брюнетка. Похоже, очаровывать его придется красотой души и живостью ума. Вдобавок ко всему в пресс-офисе звезды мне строго-настрого запретили касаться личной жизни, в разряд которой попали даже предпочтения в еде. Из области «лайфстайл» ценз прошли только вопросы про фитнес и спорт. Что ж, говорить о футболе и здоровом образе жизни хоть и скучно, но модно. Я быстро допиваю свой эспрессо и направляюсь к лифту, чтобы подняться на седьмой этаж.

Дверь сьюта открывает миловидная девушка: «Привет. Я Кейт. Джуд вот-вот будет. Его дом здесь рядом, по соседству». Минут пять мы тихо беседуем и смотрим на лэптопе черно-белое слайд-шоу из его свежей фотосъемки — Ло, как всегда, великолепен. За спиной хлопает дверь. Оборачиваемся — он. Примерно метр восемьдесят ростом, пропорционально сложен и подтянут. На нем синие выцветшие джинсы, безымянная темно-серая футболка и белые кроссовки — воплощенный стиль casual, no name и shabby chic, по-прежнему невероятно модный среди лондонского истеблишмента. Знаменитые пшеничные кудри коротко острижены и чуть взъерошены, как если бы он только что с постели. Гладко выбрит, здоровый цвет лица, кокетливая ямочка на подбородке, в меру чувственные губы и ясный взгляд больших серо-зеленых глаз из-под идеально очерченных размашистых густых бровей. Протягиваю руку: «Привет, я Лена». — «Привет, я Джуд», — с улыбкой бодро отвечает он. И рука у него, в отличие от моей, сухая и теплая.

image

Мы садимся в «ушастые» вольтеровские кресла под углом друг к другу и лицом к панорамному окну, и я включаю диктофон: «Вы не против?» — «Нет, конечно. Go on».

ELLE За свою карьеру Вы дали массу интервью. Есть вопрос, который так и не был задан, но которого Вы тем не менее ждете?

Д.Л. Даже не знаю. (Он медленно отводит взгляд, и между бровями образуются две вертикальные складки.) Трудно сказать. Понимаете, я не из тех, кто стремится расставить точки над «i» или делает категоричные заявления. Я живу сегодняшним днем. Мне задают во­прос, и я на него отвечаю то, что думаю в данный конкретный момент. Но жизнь вокруг нас не стоит на месте. Все течет и меняется, включая меня. Я постоянно встречаю новых людей, одновременно участвую в самых разных проектах, приобретаю опыт и делаю для себя какие-то очередные выводы. Поэтому терпеть не могу, когда мне указывают на мои прежние высказывания: год назад вы сказали то-то и то-то. Ну да, говорил. И что? С тех пор столько воды утекло.

ELLE И тем не менее почти во всех своих интервью Вы говорите, что всегда были в хороших руках. Это по-прежнему так?

Д.Л. Да-да, безусловно. В этом смысле мне всегда везло. Я люблю учиться, и так получилось, что у меня были лучшие учителя. На многие проекты я соглашался уже только ради того, чтобы поработать на одной площадке с великими актерами и режиссерами и поучиться у них чему-нибудь. Так, в «Авиаторе» Мартина Скорсезе у меня совсем небольшая роль, и я там в кадре буквально считаные минуты. На съемки сцены ушла неделя, но я ее провел в компании с Ди Каприо, Скорсезе и Гвинет Пэлтроу.

ELLE Чему Вас научил Вонг КарВай во время съемок «Черничных ночей»?

Д.Л. О, это был очень необычный опыт. (На секунду повисает пауза. Чувствуется, Джуд тщательно подбирает слова.) Кар-Вай, он как художник. Актеры для него — лишь краски, смешивая которые он пишет свою картину. Причем конечный замысел известен лишь ему одному, да и то до конца неясен. Съемки были практически сплошной импровизацией с неимоверным количеством дублей. От первоначального сценария без изменений по-моему остались лишь пара-тройка фраз.

ELLE А слово «КЛЮЧ», написанное большими буквами по-русски на дверях кафе, — это было в сценарии? Или тоже импровизация?

Д.Л. Насколько я помню — нет. (Смеется.) Нет, это тоже придумал Кар-Вай. В процессе.

ELLE В своем последнем фильме «Сыщик» с Майклом Кейном Вы выступили не только как актер, но и продюсер — как Вам это амплуа?

Д.Л. Знаете, мне очень понравилось — находить и сводить вместе великие умы, увлекать неким общим замыслом. И опять же параллельно учиться у них. Я был вне себя от счастья, когда Гарольд Пинтер, нобелевский лауреат, согласился адаптировать для меня сценарий Энтони Шэффера. Я понял, что делаю что-то действительно важное. Благодаря участию Гарольда мне удалось привлечь Майкла Кейна, который уже играл в этом фильме в 1972 году. После я познакомился с режиссером Кеннетом Браной, и он тоже быстро загорелся идеей и согласился. Я считаю, мне невероятно повезло, и я очень благодарен этим людям.

ELLE Что дальше? Режиссерством не хотите заняться? О чем мог бы быть Ваш фильм?

Д.Л. Очень хочу, и даже есть конкретный замысел. Сейчас могу лишь сказать, что фильм будет связан с оперой, и я уже вовсю работаю в этом направлении. (Он откидывается на спинку кресла и подносит руку к своим безупречным губам, тем самым закрывая ямочку на подбородке.) А так, знаете, я сейчас банально наслаждаюсь жизнью. Я спокоен. Мне 35, я обеспечен, люблю свою работу и регулярно получаю новые интересные предложения. Дети радуют, и это лучшее, что у меня есть. Заводить новых я не планирую. После всего, что было, я наконец расслабился и вздохнул с облегчением — люди поняли: я живой человек и ничто человеческое мне не чуждо. И в кои-то веки я могу быть самим собой.

image

ELLE Вы перфекционист? Стремитесь к совершенству?

Д.Л. Нет, ничуть. Зачем? (Он заметно удивлен.) Я скорее эволюционист. Развиваюсь поэтапно. Лишнее отсекаю. Ценное, наоборот, сохраняю и культивирую. Даю себе право на ошибки и, если не прав, спокойно это признаю. Мне уже не двадцать лет, и «цель оправдывает средства» и «победа любой ценой» — не мои слоганы.

ELLE Увлекаетесь спортом? Слышала, Вы поддерживаете один из английских футбольных клубов.

Д.Л. Да, есть такое. Играю в теннис и футбол. Но без фанатизма.

ELLE Вы модник? Шопинг любите?

Д.Л. Я спокойно отношусь и к собственной внешности, и к моде. За тенденциями специально не слежу. А вот шопинг люблю и частенько им занимаюсь. Хотя от количества одежды гардеробные уже трещат по швам, и иногда мне хочется взять все это и кому-нибудь отдать или просто выбросить. И все равно перед покупкой очередной майки или джинсов никогда не могу устоять. И знаете еще что: обожаю выбирать и покупать одежду для своей дочери Айрис. Она принцесса. Наряжать ее — невероятное удовольствие.

ELLE Читала, в фильме Repossesion Mambo, который выходит в 2009 году, вместе с Вами играет Ваш старший сын Рафферти.

Д.Л. Да, мы искали мальчика, который был бы похож на меня, чтобы сыграть моего героя в раннем возрасте. Рафферти было любопытно, и он действительно провел со мной неделю на съемочной площадке в Канаде. Но, думаю, в дальнейшем он вряд ли захочет становиться актером. Он больше музыкой увлекается и спортом.

ELLE Осенью Вы становитесь лицом Martini. Вы лично как предпочитаете мартини?

Д.Л. В жару, как сегодня, — в высоком стакане и с большим количестом льда.

ELLE Вы будете представлять марку на территории России — а приехать не планируете?

Д.Л. Да, непременно. Наконец-то! Я очень хочу увидеть Россию. Посетить Москву и особенно Санкт-Петербург. Возможно, какие-то еще города. И объехать все на поезде. Россия — она же огромная! Все говорят: «Джуд, ты просто обязан съездить в эту страну — тебе понравится». Жалею, что не сделал этого раньше. Говорят, еще лет пять назад в России все было по-другому. И если я поеду сейчас, мне не с чем будет сравнивать. А хотелось бы почувствовать разницу. Фильм «Враг у ворот», где я играю русского снайпера, мы, к сожалению, снимали не в России, а в Восточной Германии. Но в массовке играли русские — отличные парни, мы прекрасно ладили. Иногда мне даже кажется, что я сам был русским в прошлой жизни.

Очень может быть. В его внешности есть что-то русское, и его вполне можно было бы принять за одного из клана Михалковых. Его сестру, известную художницу, зовут Наташа — в честь героини «Войны и мира». Мы говорим друг другу «спасибо», «было очень приятно» и «до встречи в России». Я выключаю диктофон, как во сне спускаюсь на лифте вниз и выхожу на улицу. Ловлю такси. Мы стоим на светофоре. Прямо перед нами идет себе по улице Maida Vale пешком Джуд Ло — один и без охраны, без шляпы и темных очков. Для мировой звезды такое поведение как минимум необычно. Впрочем, он же говорил: ничто человеческое ему не чуждо.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.