Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Тимур и его команда

В сентябре мы увидим его фильм «9». Дальше будут «Черная молния», «Особо опасен-2» и «Моби Дик». У Тимура Бекмамбетова всегда много работы — кризис приносит проблемы, а он их решает. Фотограф Кирилл Попов. Текст Галина Галкина.

image

В сентябре мы увидим его фильм «9». Дальше будут «Черная молния», «Особо опасен-2» и «Моби Дик». У Тимура Бекмамбетова всегда много работы — кризис приносит проблемы, а он их решает. Фотограф Кирилл Попов. Текст Галина Галкина.

ELLE В день 09. 09. 09 состоится мировая премьера вашего нового проекта, фильма «9», который вы продюсировали с Тимом Бертоном. Это картина апокалипсиса в исполнении механизмов и вязаных игрушек?

Тимур Бекмамбетов Сюжет «9» — это попытка понять, как нам жить в мире, когда мы отдаем машинам часть себя, как, например, сейчас я передаю свои мысли вашему диктофону. И у нас есть мобильный телефон с записной книжкой, в которой мы храним телефоны тех, чьи имена подзабыли. То есть часть нашей души хранится отдельно от нас. А компьютер — это вообще хранилище нашего сознания, которое устроено спекулятивно-потребительски: отложенная нами информация выбрасывается из головы. Фильм «9», конечно, не является копией мира, в котором мы живем, но спровоцирован проблемами, которые нас окружают и волнуют. Одна из них посвящена опасности, исходящей от окружающих нас вещей, большинство которых сделаны без души. Мы ее не осознаем, но ощущаем: то, что сделано с душой, — живое и дает нам энергию. А то, что сделано без души, забирает ее.

ELLE А кто придумал эту историю?

Т.Б. Шэйн. Это был короткометражный мультфильм, который он выпустил в 2004 году и впоследствии получил кучу призов за него, в том числе был номинирован на «Оскара» в 2006 году. Мы почувствовали большой потенциал в нем и в его истории и помогли ему сделать полнометражный фильм, который весь мир увидит в день 09. 09. 09. Для перевода фильма и его адаптации на русский язык мы пригласили Дмитрия Глуховского — автора культовых книг «Метро-2033» и «Метро-2034». Кроме того, Глуховский написал предысторию, каким образом наш мир стал миром «9».

ELLE Как вы с Тимом Бертоном нашли друг друга?

Т.Б. У нас с Бертоном один и тот же агент, который нас свел, потому что в моих фильмах присутствует бертоновский мистицизм. Мы познакомились и решили, что будет хорошо помочь Шэйну сделать его фильм. В общем, я очень рад знакомству с Бертоном, и мы сейчас затеваем следующий совместный проект.

ELLE Вы сошлись творчески или по-человечески тоже?

Т.Б. Мы с Тимом не близкие друзья — встречаемся исключительно по поводу совместных проектов. У каждого из нас свои дела — он сейчас делает «Алису в стране чудес», а я готовлюсь к «Особо опасен-2».

ELLE Наверное, если бы вы оказались с Бертоном на необитаемом острове, то стали бы друзьями?

Т.Б. (смеется). Оказаться с Тимом на острове — это не самая большая мечта.

ELLE А какая у вас самая большая мечта?

Т.Б. Не могу сказать. Очень опасно формулировать свои мечты и цели, потому что это накладывает обязательства. Вы фильм «Сталкер» помните? Очень трудно разобраться, какие цели истинные, а какие ложные. Проще и лучше, когда все идет, как идет. Самое главное — оставаться в состоянии свободы, когда в любой момент можешь поменять направление.

ELLE Вам легче так жить на две страны?

Т.Б. Нет, я чувствую себя здесь в длительной командировке. Ощущать себя в Америке как дома очень сложно.

ELLE А где вы ощущаете себя как дома?

Т.Б. В Москве, скорее всего. Когда у меня нет других дел, я возвращаюсь в Москву. Там все мои друзья, все интересы. И находясь здесь, я продолжаю жить в Москве. Если ты проводишь по пять-шесть часов, разговаривая со своими близкими, то чувствуешь, будто и не уезжал. В течение дня я живу здешними делами, а вечером просыпается Москва, и я начинаю жить московскими делами. Вне зависимости от того, где находится твое тело, душа может находиться одновременно в разных городах.

ELLE А здесь у вас много общения?

Т.Б. Есть люди, с которыми я здесь общаюсь, но, естественно, все самые прочные связи в Москве. И Интернет расширил границы Москвы до размеров планеты. Теперь все стало Москвой. Когда я жил в Гурьеве, а это маленький городок, где я родился и вырос, то слово Урал для меня ассоциировалось с рекой лет до 12–13. В городе протекал Урал, и для меня любая река была Уралом. Подобное происходит сейчас — вне зависимости от того, где я нахожусь, я ощущаю себя в Москве.

ELLE Соотечественники, с которыми вы здесь встречаетесь, не становятся ближе американцев только потому, что говорят по-русски?

Т.Б. Ну нет, все-таки ближе. Когда говоришь по-русски, то перестаешь думать и можешь раствориться в разговоре. А когда говоришь по-английски, то ты ограничиваешься даже не словарным запасом, а культурным контекстом. Дело в том, что в разных странах понятия добра и зла не совпадают. Например, успешность в Америке — это абсолютное добро, а в России расценивается как негатив. Это значит, что ты хочешь отличаться от других, что не приветствуется в России. Так развивалось общество, и так мы воспитывались: держаться вместе, разделять общие цели, жертвовать собой ради общих интересов, и это считалось добродетелью. А в Америке наоборот.

ELLE Было интересно наблюдать еще одно культурное отличие, когда после известия о смерти Майкла Джексона американцы распевали его песни и танцевали под них, как будто хотели доказать, что «Джексон жил, жив и будет жить». Правда, невероятное выражение скорби для русских?

Т.Б. Я не знаю, были ли у нас звезды такого уровня. У нас свои герои, и они сильно отличаются. У нас, по-моему, есть только один человек, который по значимости равен Джексону — это Алла Пугачева. Для русских она значит больше, чем Майкл Джексон. Больше поколений жило и радовалось жизни под ее музыку. Слава богу, она жива. И дай Бог ей здоровья и долгих лет жизни.

ELLE Когда-то при каждой новой песне я думала, как же она угадывает мои мысли и чувства о любви. Казалось, что Пугачева поет про меня.

Т.Б. Это и есть мистическая связь между ней и народом. Во время войны в Афганистане солдаты шли в атаку и пели: «А он такой холодный, как айсберг в океане». Это для меня ничего не объясняет, потому что объяснить это невозможно. Но почему-то возникает уверенность, что другой песни не могло быть в 1986 году, когда шли в атаку ребята в Афганистане.

image

ELLE Как вы думаете, что это за феномен?

Т.Б. Пугачева любит людей, среди которых живет. А раз любит, то, соответственно, чувствует.

ELLE Это качество присуще и вам тоже?

Т.Б. Отношение нашего народа к Пугачевой можно сравнить с отношением к режиссерам старшего поколения — Данелии, Рязанову. А я — другое поколение, будущее покажет. Я стараюсь не думать и не гадать на этот счет.

ELLE Анимация становится с каждым годом все более популярной. Как вы объясняете этот взрыв?

Т.Б. Я думаю, что, во-первых, киноаудитория сильно помолодела. Те, кто постарше, сидят перед телевизорами и не хотят отрывать с дивана свои... тела, а кино стало развлечением для молодых людей. А во-вторых, анимация стала более выразительной, так как студия Pixar дала жизнь трехмерной анимации, и трехмерное стереокино будет и дальше развивать интерес к мультикам.

ELLE Почему герои мультиков стали для зрителей более привлекательными, чем звезды, которых они обожествили?

Т.Б. Просто мультипликационные фильмы легче брендировать, то есть превращать в знаки. Шварценеггер в свое время фактически стал знаком, мультипликационным персонажем. Он не менялся от фильма к фильму, а совершенствовался, кристаллизовывался, превращаясь в знак, как Том Круз, как Уилл Смит. Американские звезды — знаки, доведенные до идеальной ясности и запоминаемости.

ELLE А каким знаком явяется Анжелина Джоли, которую вы снимали в фильме «Особо опасен» и с которой вы собираетесь снимать его продолжение?

Т.Б. Она является знаком современной женщины, или знаковой женщиной. Она отвечает представлениям людей о современной женщине, сочетающей в себе мужскую силу и женское обаяние, а также демонстрирующей каждым поступком и фильмом целеустремленность и цельность. У нее есть ясная картина мира, и она ее защищает. У нее свое собственное понимание, что такое свобода, ответственность, любовь, вера. У нее свои убеждения, за которые она борется как в фильмах, так и в жизни.

 

ELLE А что для вас цельность?

Т.Б. Бескомпромиссность. У Джоли есть то, что она любит, и то, что она ненавидит, и переубедить ее невозможно никакими силами. Она не идет на компромиссы со своими чувствами и вкусами, и это важное качество.

ELLE Поэтому она завладела умами окружающих?

Т.Б. Потому, что она последовательна и верна себе.

ELLE Как вам с ней работалось?

Т.Б. Трудно. Делать что-то стоящее всегда очень трудно. Но, общаясь с людьми такого уровня, как Анжелина, получаешь заряд энергии и опыт, который открывает перед тобой новый срез мира.

ELLE А на какой стадии фильм «Особо опасен-2»?

Т.Б. Работа над сценарием закончилась, и в ближайшее время начнутся съемки. Надеюсь, что к апрелю закончим.

ELLE Если в первой части «Особо опасен» главной идеей оказался бунт офисного раба, что было очень актуально в докризисный год, что станет двигателем второй истории?

Т.Б. Это будет история трагической любви.

ELLE Но история — это сюжет, а двигателем должна быть какая-то идея, наверное?

Т.Б. Вообще, смыслом этой серии фильмов, а я надеюсь, что они превратятся в серию, является поиск веры. Первый фильм был посвящен поиску настоящих ценностей. Его герой прошел путь от маленького человека до сверхчеловека, но так их и не нашел, так как сила не может быть истинной ценностью. А второй фильм будет о любви, которая наделяет смыслом наше существование, и о том, что верить можно только в то, что ты любишь, а не в то, чего ты боишься.

ELLE Слоган фильма «Черная молния» — «Добро должно быть с крыльями». И это несмотря на то что Чехов учил, что «добро должно быть с кулаками». А вы как думаете?

Т.Б. Фраза: «Добро должно быть с кулаками» предполагает, что ради добра все средства хороши. То есть ради благих целей можно набить кому-то морду. А мы хотим сказать в своем фильме, что если у тебя настоящие убеждения, то ты будешь побеждать без всяких кулаков. То есть можно ввязаться в драку, а можно подняться над ней, когда находишь такое решение, которое позволит избежать конфликта, примирить всех и добиться своей цели без гражданской войны.

ELLE Как вы думаете, почему в кризис у вас столько работы?

Т.Б. Кризис означает много проблем — вот я их и стараюсь решить.

image

ELLE Вы действительно склонны видеть мрачные стороны жизни, как можно судить по вашим фильмам, или они просто кажутся вам кинематографически выгодными?

Т.Б. Я думаю, что жизнь, как тельняшка: есть черная полоса и есть белая полоса. В ней очень много мрачного и очень много светлого. И противостояние между ними — это та драма, на которую люди и ходят посмотреть в кино.

ELLE Могут ли люди надеяться на сотрудничество с вами или вы предпочитаете крепкие старые связи?

Т.Б. Для меня личная и профессиональная жизнь неразделимы, поэтому я работаю с теми, с кем мне хочется общаться, и эти люди переходят вместе со мной из фильма в фильм. Но мое окружение, хоть и медленно, все-таки меняется: как и все остальные, я встречаю новых людей, какие-то люди занимают в моей жизни более значимое место, а какие-то постепенно отдаляются.

ELLE Вы собственник по натуре?

Т.Б. Дешевле и выгоднее брать напрокат. Это моя позиция в жизни, потому что когда ты что-то имеешь, то непонятно, то ли ты это имеешь, то ли это тебя имеет. Чем больше у тебя есть, тем меньше остается возможностей что-либо изменить в своей жизни.

ELLE Как вам живется среди американцев — с ними легко?

Т.Б. Американцы очень-очень разные. Америка — страна, в которой существует смесь разных культур. Можно жить в Америке с русскими, и тогда ты будешь чувствовать себя как в России. Можно общаться с корейцами, и тебе будет казаться, что ты находишься в Корее. Этим и хорош Лос-Анджелес, и этим был хорош Советский Союз. Здесь культура молодая, свежая, идейная, однако очень толерантная, то есть терпимая к другим культурам. Здесь легко. Но без Москвы тяжело.

ELLE Можно ли считать, что Лос-Анджелес похож на бывший СССР?

Т.Б. Америка, и Лос-Анджелес в большей степени, похожи на бывший Советский Союз времен Брежнева. Это касается устройства общества — бюрократия, сила «бумажки», забота о меньшинствах. И есть ощущение большой семьи, в которой все разные, но живут вместе. Америка — это большой организм, живущий своей жизнью, тяжелой, и в настоящее время переживающий не столько экономический, сколько ценностный кризис. Я думаю, что это пойдет на пользу американскому обществу и оно вернется к своим первоначальным истокам. Пена, которая образовалось за последние 20–30 лет, слетит, и будет все нормально.

ELLE А с русскими вам как?

Т.Б. С русскими просто хорошо.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.