Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Свет мой, зеркальце, скажи!

Великолепная, роскошная женщина — о Монике БЕЛЛУЧЧИ мы говорим это, положа руку на сердце, безо всякой натяжки. Неудивительно, что она стала лицом Rouge Dior. И особенно приятно, что при этом нашла время поделиться своими секретами с читательницами ELLE.

image

Великолепная, роскошная женщина... О Монике БЕЛЛУЧЧИ мы говорим это, положа руку на сердце, безо всякой натяжки.

Неудивительно, что она стала лицом Rouge Dior. И особенно приятно, что при этом нашла время поделиться своими секретами с читательницами ELLE. Фотограф Eric TRAORE.

Заставить себя ждать

Начало июня, 14-й округ Парижа. Термометр за окном показывает плюс 35, в студии на полную мощность работает кондиционер, и мы терпеливо ждем. Только что звонил агент Моники: она в пути. Красавица появляется в полдень: в темных очках, в черной атласной блузке и в черных босоножках на высоком каблуке. Она просит прощения за опоздание с сексуальным итальянским акцентом: « У меня была тяжелая ночь, у дочки температура 39». Ее парикмахер Джон Нолле пришел вместе с ней. Он только что нарастил ей челку: «Челка — это красиво, но я люблю меняться, играть со своими волосами».

Пора приступать к примерке. Моника делает это без стеснения. Стройная, загорелая, только что вернулась из Испании. Отдых был совершенно необходим после фестивального марафона в Каннах. «Я люблю солнце, солнце — это жизнь. Знаю, что злоупотреблять им не стоит. У большинства актрис кожа белая, потому что на нее лучше ложится свет, и морщины не появляются раньше времени. Для загорелых девушек есть не так уж много ролей. Поэтому я позволяю себе позагорать как следует лишь месяц в году. У меня только одна жизнь, и я не могу об этом забывать. Четверть часика на солнце способствует выработке витамина D, в любом случае я пользуюсь защитным кремом SPF 25», — утешает нас (или, скорее, себя) Моника.

Хорошо знать себя

«Делайте что хотите», — бросает она визажистке на хорошем английском. Немного основы под макияж, пудры, черный карандаш по краю века, несколько накладных ресниц с внешней стороны глаза, чтобы сделать взгляд открытым, и чуть-чуть черной туши, которую она накладывает сама. Моника смотрит на себя в зеркало. «Продолжите немного линию вот тут, так будет мягче». Она просит сделать лишь легкий маникюр и не хочет, чтобы подрезали кожицу вокруг ногтей. «Я ее никогда не трогаю, иначе дня три будет болеть, и контур ногтя опухнет». Перед самым началом съемки визажистка накладывает кисточкой подходящую к платью помаду — из новой гаммы Rouge Dior, конечно.

Не стесняться яркой помады

«Красить губы — это эротический жест, красивый и чувственный. В кино много сцен, воспроизводящих этот момент. А кино отображает жизнь. Моя дочка обожает смотреть, как я наношу помаду. Это ритуал, передающийся от женщины к женщине, — так делали мои мама и бабушка. Очень трогательно вспоминать, как бабушка в 80 лет красила губы перед выходом из дома. И это было смело: она показывала, что еще хочет нравиться и быть молодой. Накрасить губы, особенно такие пухлые, как у меня, ярко-красной помадой — тоже смело. Вы показываете, что не боитесь привлекать к себе внимание, демонстрируете силу своей женственности. Ярко накрашенные губы, безусловно, вызов, провокация!»

image

Быть уверенной

Одна из самых известных косметических марок мира совершила мини-революцию, выбрав для своих рекламных кампаний одну за другой двух далеко не юных актрис — Шэрон Стоун и Монику Беллуччи. «Наверное, зрелые женщины, актрисы — более сложный образ, чем молоденькие модели. Жизненный опыт — свадьбы, разводы, дети, радости и страдания — дорогого стоит. Быть красивой в 20 лет — естественно. А когда вы красивы в 35 или 45 лет, это уже жизненная позиция. Если жизнь — борьба, то понятно, что вы ее выиграли. И потом, сорок лет — только половина жизни». А вторая половина не пугает Монику? «Да нет, у меня было время потренироваться, и предыдущие этапы я прошла вполне успешно. Даже в юности я чувствовала себя совершенно свободной: родители ко мне не придирались и практически ничего не запрещали. Я работала манекенщицей, чтобы платить за учебу, много ездила, была независимой. Во всех своих ролях — модели, актрисы, женщины, матери — я вела себя только так, как считала нужным».

Демонстрировать свои формы

Чувственные формы Моники — не кинематографический трюк: пышная грудь (говорит, что размер 90 B) и тонкая талия — так уж ее наградила природа. Чтобы влезть в платье с корсажем, она задерживает дыхание. Понадобилось два человека, чтобы застегнуть «молнию», но в результате Моника сногсшибательна, как Анита Экберг в «Сладкой жизни». Занимается ли она спортом? «Гимнастикой, плаванием и йогой. Но не регулярно. Съемки, репетиции, ребенок — все это, как вы понимаете, важнее».

Наслаждаться жизнью

Она не озабочена диетами. Детокс, макробиотика и вегетарианство не вызывают бурных эмоций: «Все знают, что это надо делать, но не у каждого хватает силы воли. В конце концов, если не есть сыр и пирожные и пить побольше воды — не поправишься, — заключает она. — Надо есть всего понемногу. И я всегда ем мясо, рыбу или макароны только с овощами». Но фотографу, жующему кусок хлеба, она открыто завидует: «Тебе повезло, ты худой, можешь есть что хочешь…» Из-за своего бурного графика она редко готовит, но посидеть за столом обожает: «Я часто назначаю деловые встречи в обеденное время. Посмотрев, как человек ест, можно многое о нем узнать. Я ненавижу есть в спешке, наверное, из-за моих итальянских корней. Общая трапеза — момент откровения, когда мы делимся друг с другом мыслями, позитивными или негативными. Это очень полезно. А я стремлюсь к здоровой жизни, я берегу свое тело. И ради дочери я хочу, чтобы жизнь моя продолжалась достаточно долго — до тех пор, пока дочка будет нуждаться во мне».

image

Ценить самобытность

Как Ава Гарднер, София Лорен и Клаудиа Кардинале, Моника — брюнетка с карими глазами. По ее словам, актрис с такими чертами все меньше, и это ее возмущает: «Одни блондинки повсюду: по телевизору, в журналах! Скажите мне, сколько нас, брюнеток, в Голливуде? Две-три, не больше». И она начинает считать: «Кэтрин Зета-Джонс, Пенелопа Крус… и я! Все остальные — худые блондинки. Мне же лучше — больше предложений».

Идти на риск

Осенью выходит фильм Le Concile de Pierre по роману Жан-Кристофа Гранже, там у Беллуччи короткие волосы и нет макияжа. «В нашей профессии надо идти на риск. Быть все время одинаковой неинтересно. Когда доверяешь режиссеру, соглашаешься на внешние изменения, а в результате может проявиться какая-то новая внутренняя сущность, раздвигаются не только профессиональные, но и человеческие рамки».

Бороться и искать

Есть ли совет, который она могла бы дать самым молодым своим поклонницам? «Мечтать и сделать все, чтобы осуществить свои мечты. Потерпев неудачу, извлекать из нее урок и идти дальше. Никогда не отступать. Быть смелой, любознательной и амбициозной». А что нужно делать, чтобы мужчина в тебя влюбился? Это, конечно, деликатный вопрос. «Надо действовать с умом. Тут очень трудно давать советы — все мы слишком разные».

Найти и не сдаваться

Моника становится под свет ламп, и все замолкают. Примадонна на сцене. Ни усталости, ни спешки. Она профессионально выбирает позу, закрывает глаза, сосредоточивается. Теперь существуют только она и фотограф, которого она внимательно, как режиссера, слушает, преображаясь на глазах. Это называется профессионализм. Браво, Моника!


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.