Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Шесть лет без права

Успешный столичный адвокат Клара Рохас могла стать правой рукой президента Колумбии, а оказалась бесправной заложницей в лагере боевиков. Проведя шесть лет в плену, она снова возвращается к нормальной жизни.

image

Успешный столичный адвокат Клара Рохас могла стать правой рукой президента Колумбии, а оказалась бесправной заложницей в лагере боевиков. Проведя шесть лет в плену, она снова возвращается к нормальной жизни.

Два вертолета Красного креста опускаются на поросшее высокой травой поле, затерявшееся среди непроходимой колумбийской сельвы. Тут же от кромки леса отделяется группа вооруженных людей в камуфляже и две женщины в светлых футболках. Через несколько минут Клара Рохас и ее подруга по несчастью Консуэло Гонсалес де Пердомо уже обнимают своих спасителей. Они снова под прицелом, но уже не автоматов, а камеры венесуэльского канала Telesur, который в прямом эфире транслирует на всю Латинскую Америку сцену освобождения заложниц. Кларе передают спутниковый телефон: на связи президент Венесуэлы Уго Чавес, стараниями которого Рохас и Гонсалес вновь обрели свободу. «Вы не можете себе представить… это как будто заново родиться», — едва сдерживая слезы, говорит в трубку Клара. Затем она прощается со своими тюремщиками — пожимает руки мужчинам, целует и обнимает женщин. «До свидания, берегите себя», — тихо говорит Рохас. Они обмениваются неоднозначными взглядами, понятными только им одним, и небольшой отряд растворяется в тропическом лесу так же быстро, как и появился. Бывшие заложницы, не мешкая, забираются в вертолет — их дорога домой в Боготу лежит через столицу Венесуэлы Каракас.

Карла Рохас родилась в Боготе в декабре 1964-го. По странному совпадению в том же году повстанцы из Революционных вооруженных сил Колумбии (РВСК), взявшие впоследствии Рохас в заложницы, впервые начали боевые действия против правительственных войск. В своей неспокойной стране Карла выбрала вполне мирную профессию адвоката, совместив частную практику с преподавательской деятельностью. Однако остаться в стороне от политической жизни она все-таки не смогла и во время предвыборной президентской кампании 2002 года стала личным помощником одного из кандидатов — Ингрид Бетанкур. К тому времени РВСК контролировали уже почти треть территории Колумбии, и в южных районах страны, где их присутствие было наиболее ощутимо, похищение людей стало привычным делом: повстанцы не теряли надежды обменять заложников на своих товарищей, захваченных правительством. Невзирая на опасность, зимой 2002-го Ингрид и Клара отправились на юг встречаться с избирателями. 23 февраля их похитили. Почти сразу Кларе предложили уйти, но она отказалась оставить Бетанкур — так началось ее заточение в зеленом аду колумбийских джунглей, продлившееся без малого шесть лет. За это время она многое пережила: налеты авиации, суровые наказания, рождение сына, расставание с ним, боль, ужас и отчаяние.

Но теперь все это позади. В Каракасе Рохас встречают президент Чавес, ее мать с братом и, конечно, толпы журналистов. Муж Ингрид Бетанкур, Хуан Карлос Леконт, говорит с ней в прямом эфире из Боготы: «Как Ингрид?» Уже три года у Рохас нет о ней вестей: их разлучили «по соображениям безопасности». Но до этого они все время были вместе. Даже пытались бежать, но заблудились в джунглях, и были снова схвачены. «В наказание нас на пятнадцать дней посадили на цепь», — вспоминает Клара. Бетанкур была первой, кому Рохас призналась, что беременна. Ингрид сшила одежду для малыша и, вспоминая свою вторую родину, пела ему французские песенки.

image

«Роды были очень тяжелыми, — рассказывает Клара. — Мы были в лагере, тусклая лампочка от генератора кое-как освещала закуток, где меня положили, кругом кишели насекомые. Врач все не ехал, а местный парень-акушер сказал, что нужно делать кесарево. Из инструментов у него был только кухонный нож... Когда я очнулась после укола обезболивающего, меня уже зашивали. Акушер сказал, что у меня сын и он здоров». На самом деле во время операции малышу случайно сломали ручку.

Как ревностная католичка, Клара назвала ребенка Эммануэль — «с нами Бог». Это имя носил библейский пророк, предсказавший, что посреди войны должен родиться предвестник лучших времен. В возрасте 8 месяцев Эммануэль заболел тяжелым кожным заболеванием, и повстанцы отобрали мальчика у матери и передали в крестьянскую семью. Оттуда он попал в детский приют, где в конце декабря прошлого года малыша опознали колумбийские власти. «Я ничего о нем не знала, пока я не услышала по радио, что в Боготе нашли мальчика, сделали ему тест ДНК, и выяснилось, что это мой сын», — рассказывает Клара. Как и остальные заложники, она с самого утра спешила приникнуть к радиоприемнику — единственной ниточке, связывающей джунгли с внешним миром. Колумбийские радиостанции часто предоставляли родственникам похищенных (по официальным данным в плену РВСК находится более 700 человек) возможность сказать несколько слов в эфире, и иногда Клара слышала голос своей матери, которая говорила, что не теряет надежды на освобождение дочери. Все эти годы женщина повторяла, что не держит зла на людей, которые обрекли ее на одинокую старость, и прощает их.

Простит ли Клара своих тюремщиков? Для нее это непростой вопрос, как непросто ей говорить и об отце своего сына — одном из командиров повстанцев по имени Риго. «Я давно ничего не слышала о нем, — заявляет Рохас. — Возможно, он и не знает, что у него есть сын… Возможно, его уже нет в живых…» Как бы то ни было, бывшая заложница не хочет жить прошлым, на это просто нет времени — слишком много ей нужно сделать в настоящем. 43-летней Кларе предстоит налаживать отношения с сыном, которого она не видела три года, привыкать к жизни в большом городе и, конечно, пытаться помочь тем, кто остается в плену. Ее освобождение стало самым заметным событием с 2001 года, когда РВСК обменяли около 300 пленных колумбийских военных и полицейских на группу своих соратников. Однако выдача Рохас — целиком и полностью заслуга венесуэльского президента Уго Чавеса, колумбийские же власти больше мешали, чем содействовали ее спасению. Нынешний глава страны Альваро Урибе крайне неохотно идет на переговоры с РВСК, но Клара Рохас уверена, что ей удастся распутать клубок политических противоречий и добиться освобождения еще многих заложников. Годы плена закалили ее характер, и к трудностям ей не привыкать.

РВСК

Революционные вооруженные силы Колумбии — военно-политическая организация левого толка, насчитывающая по разным оценкам от 10 до 18 тысяч бойцов. Руководители РВСК утверждают, что отстаивают интересы беднейшей части крестьянского населения страны и борются против «американского порабощения». Главными источниками финансирования РВСК являются наркоторговля и похищение людей. РВСК признаны террористической организацией более чем в 30 странах.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.