Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Просто гений

У Квентина Тарантино с чувством­ юмора все отлично не только в кино, но и в жизни, убедилась Татьяна ­РОЗЕНШТАЙН

image

ELLE: Господин Тарантино, кто, на ваш взгляд, самый великий режиссер всех времен?

КВЕНТИН ТАРАНТИНО (задумыва­ет­ся): Говард Хоукс (режиссер фильма «Некоторые предпочитают блондинок». — Прим. ELLE:). Он обожал литературу. Много читал, экранизировал. Мне это тоже по душе. Поэтому я начал работу в кино с написания сценариев, и если бы в кино меня не пустили, то подался бы в писатели.

ELLE: Вас часто приглашают на кинофестивали. Что вам больше нравится — представлять свои картины или судить работы других?

К. Т.: О, я обожаю судить! (Смеется.) Это возможность посмотреть работы коллег. Какое наслаждение — войти в зал невинным, неподготовленным и окунуться в атмосферу новизны сюжета, стиля и кинотрюков. К счастью, во мне развита не только творческая сторона, но и критическая. В Лос-Анджелесе я иногда прихожу домой после киносеанса и начинаю писать критическую заметку на картину. Да вы не волнуйтесь (смеется), не как вы, чтобы ее потом напечатать, а для себя, чтобы лучше проанализировать работу.

ELLE: Ну, одно дело сходить вечером в кинотеатр, другое — работать на фестивале. Там ведь сколько — три? пять? — картин в день нужно отсмотреть? Не устаете?

К.Т.:Если вам расскажут про сумасшедшего, который способен 24 часа в сутки смотреть фильмы, то это про меня.

ELLE: А работы друзей не приходилось судить? Они, наверное, стараются расположить вас к себе?

К.Т.:(вопросительно смотрит).

ELLE: Ну, они не просят вас выбрать их фильм?

К.Т.:Что вы! Никто ни разу меня не кормил, не поил и не подкупал. Наоборот! Например, на последнем Венецианском кинофестивале все мои друзья не только не приближались, а бегали от меня, боялись даже заговорить со мной, чтобы никому не казалось, что они влияют на мое решение. Очень тоскливо. Хорошо еще, что Роберт (Роберт Родригес. — Прим. ELLE:) привез фильм вне конкурса, а то и он бы меня избегал (улыбается).

ELLE: Достаточно про кино. Понятно, что это ваша работа, страсть и хобби. А есть что-нибудь другое, что вызывает ваш интерес? Гороскопы, например?

К.Т.:Вы серьезно? (Смотрит вопросительно.)

ELLE: Вполне. Может быть, женщины? Блондинки или брюнетки?

К.Т.:Ну, блондинки, брюнетки, рыжие. Какая разница? Главное, чтобы девчонки были талантливые (смеется).

ELLE: Как вас можно соблазнить?

К.Т.:Я вот вам и объясняю — мозгами (смеется). Иногда посмотришь на женщину — красавица! Черты лица выразительные, фигура статная, а в голове — пустота. Глупа, как пробка! А другая, может быть, толстушка, не знающая, на какую диету ей сесть, а начинает работать и преображается: лицо светлеет, глаза блестят. В этот момент она даже забывает о своей полноте. Вот это и есть смышленая девчонка, которая может меня соблазнить!

ELLE: Когда вы в последний раз дрались?

К.Т.:Об этом вы лучше почитайте в бульварных газетенках, там все подробно изложено: с кем, когда, сколько ударов пропустил. Мне самому вспоминать не хочется.

ELLE: Неприятно? А как же ваши фильмы про насилие, в которых герои только и делают, что избивают и режут друг друга. Снимать драки, значит, вам приятно, а рассказывать про них — нет?

К.Т.:А что мне оправдываться? Жестокость и насилие — популярная форма развлекательного кино. Вот если бы перед вами сидел Фред Астер, вы же не стали бы ему говорить: «Фред, никак не натанцуешься? А что еще можешь предложить зрителю, кроме танцулек и песенок?» Одни люди испытывают удовольствие от музыки и танца, другие — от насилия на экране. Надо же кому-то удовлетворять и эти вкусы! (Смеется.)

ELLE: В каких обстоятельствах вы обманываете?

К.Т.:Я? (Показывает на себя пальцем.) Никогда. Всегда. Вы имеете в виду в кино? Но ведь кино неслучайно называют художественным, то есть фиктивным — «обманывай, не хочу».

ELLE: Нет, я имею в виду в жизни.

К.Т.:А, в жизни. Да целые дни напролет. Знаете, я единственный ребенок в семье. Такие всегда любят поболтать. Все детство было не с кем, а потом как понеслось — друзья, подруги, коллеги. Везде и всегда спрашивают мое мнение, просят интервью (смотрит на меня и начинает смеяться). Правда, подруг я распугал своей болтовней.

ELLE: К кому бы вы пошли, если бы вам негде было ночевать?

К.Т.:Остаться без крыши в Калифорнии — совсем другое дело, чем в России. У нас же нет таких холодов (смеется).

ELLE: То есть у вас нет друзей, которые бы вас приютили?

К.Т.:Есть конечно. Ну, к Роберту, например. Только к нему пешком не пойдешь, ехать надо!

ELLE: Кто сексуальнее: Джордж Клуни или Брэд Питт?

К.Т.:(громко, заразительно смеется). Вы эти вопросы им тоже задавали? (Продолжает смеяться.) Вообще-то я предпочитаю женщин, но если бы меня заставили, то я бы выбрал Элвиса Пресли!

ELLE: Как вас называет мама?

К.Т.:Когда сердится или хвалит? (Смеется.) Ну, Квинт, Квинти, то есть «пятый».

ELLE: Почему пятый, вы же у нее единственный?

К.Т.:Имя переводится как пятый! (Смеется.) В дни своей юности она была влюблена в героя Берта Рейнолдса. Того звали Квинтом.

ELLE: Где у вас стоит «Оскар»?

К.Т.:А вам зачем?

ELLE: Интересно!

К.Т.:Не скажу, мало ли на какие мысли вас это наведет (смеется).

Фото: Francesco Carrozzini/Trunk Archive


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.