Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Майя навсегда: памяти Майи Плисецкой

2 мая не стало Майи Плисецкой. ELLE вспоминает, какой она была, и публикует интервью, которое легендарная балерина дала журналу ровно 10 лет назад

Она не дожила всего год до 90-летия — с тяжелейшим сердечным приступом не смогли справиться даже лучшие врачи. Поверить в то, что Майи Плисецкой больше нет, почти невозможно. Кажется, она была всегда. Менялись правители, рушились режимы, а она продолжала танцевать. Если есть имя, которое символизирует балет, то это имя Майи Плисецкой.

Майя ПлисецкаяФОТОBettina Rheims

О Париже

Это интервью она дала журналу ELLE в 2005 году — в ее любимом Париже, а по ту сторону объектива стояла сама Беттина Реймс, личный фотограф президента Франции. Каждому приезду во французскую столицу Плисецкая радовалась, как ребенок. Это ее город. Столько с ним всего связано. Вот гостиница «Скриб», здесь она жила, когда впервые приехала покорять Париж. «Я весь город тогда избегала вдоль и поперек». Или здание Opera Garnier, которое мы привыкли называть Гранд-Опера, где в 1961 году, после памятного «Лебединого озера», ее признали лучшей балериной планеты.

Майя ПлисецкаяФОТОBettina Rheims

О любви

Когда их видели вместе с мужем, Родионом Щедриным, было очевидно, как много он взял на себя, оберегая Майю от ненужных контактов с реальностью. Кто-то должен был помнить о расписании рейсов, билетах, паспортах, звонках — всей этой презренной прозе жизни, которую Плисецкая почти не удостаивала вниманием. И не потому, что была не от мира сего. Просто ей это было совсем не интересно. К счастью, был Щедрин, который легко справлялся с чемоданами и звонками докучливых поклонников. И иностранными языками, в отличие от нее, владел.

Я бы хотела прожить двести лет. Но проживу только сто

Он был ее поводырем, мужем. А она? Музой, женой и еще немного строптивой дочкой, за которой нужен был глаз да глаз. «Манюня, надень зеленое карденовское платье. Не пей эту воду. Там лед. Тебе нельзя». Щедрин — сама забота. Как им удавалось сохранять эту нежность, оставаясь столько лет вместе?

О моде

Она первой вырвалась из неволи советских запретов и страхов. Первой стала звездой с мировым именем и планетарной славой. К тому же не было в нашем отечестве другой женщины, которая умела бы так откликаться на все новое, предвосхищая и даже диктуя моду на сцене и в жизни. Удивительно, ведь в ее прошлом все, как у всех: коммуналки, очереди, дефицит, спекулянты с импортным добром. Первые выезды за границу, когда ей было уже за тридцать. И первый шопинг на заветные суточные. Пережив гибель отца, ссылку матери, нищую юность, она любилая королевские жесты: например, однажды после спектакля сняла с себя бриллиантовые серьги и подарила их еще юной балерине Сильвии Гиллем, чей танец Плисецкую потряс. Она была поэтом красивых жестов, но за ними всегда скрывались движения большой души. Вспомните ее снимки конца 1940-х годов, где она в лихо заломленной серой каракулевой шапочке и с затянутой осиной талией: ни дать ни взять русская амазонка из модных коллекций Prada.

Майя ПлисецкаяФОТОBettina Rheims

Но свой стиль она найдет позже. В ее мемуарах есть забавный эпизод визита к Коко Шанель на рю Комбон. Сохранилась даже историческая фотография: Майя — в центре, а по бокам два «священных чудовища» — старый балетный лев Серж Лифарь и великая Мадемуазель. Хотя вещи Chanel Плисецкая почти не носила. И дорого, и слишком буржуазно. Ей больше подошла эффектная геометрия Пьера Кардена с его всегдашним культом новизны и утопией вечной молодости. Одной из первый Плисецкая стала носить пальто макси в сочетании с высокими сапогами-ботфортами. Отважно примерила стиль military. И, кажется, первой в СССР надела белую норковую шубку мини.

Майя ПлисецкаяФОТОBettina Rheims

О фотосессии

То, что на самом деле происходило в студии Беттины Реймс, увы, невозможно было запечатлеть на пленке. Это надо было видеть: Плисецкая, как будто забыв о камере, стала жить, дышать и двигаться под музыку. Одними руками она станцевала и «Гибель розы», и своего бессмертного «Лебедя», и бежаровскую «Аве Майя», и что-то еще, чему нет названия в мировом балетном репертуаре. Музыка подхватывала ее, унося далеко-далеко, заставляя забыть о суете, печалях и тревогах. Только вспышки камеры и экстатические вскрики Беттины возвращали к реальности: «Maya, you're great!», «Maya, you're queen!»


Сожалеть о том, что не случилось, глупо. А тем более — о том, что уже произошло

«А чего она так кричала?» — спросила Плисецкая после съемки. «Что вы королева...» Великая балерина недоверчиво покачала головой: «Ну, это мы еще посмотрим, когда будут готовы фотографии».

Фотограф не подвела. На этих снимках Плисецкая именно такая, какой всегда была, — королевой мирового балета и символом эпохи, теперь уже безвозвратно ушедшей.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.