Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Окно в Европу

Примерив узбекский национальный костюм и тюбетейку, Елена СОТНИКОВА почувствовала себя освобожденной женщиной Востока и поговорила на эту тему с Гульнарой КАРИМОВОЙ. Правда, в процессе разговора у нее возникли совсем другие вопросы

Трикотажный комбинезон, туфли из замши, все — Dior

Трикотажный комбинезон, туфли из замши, все — Dior

«Нет, что вы, я в этом к людям не выйду, — Гульнара решительно откладывает в сторону черное кружевное мини-платье. — Там же тетушки, бабульки пожилые… Нет, это, конечно, красиво, но без капли уважения к ним. Давайте комбинезон». Остромодный комбинезон защитного цвета мы готовили для другого случая: у фотографа была идея сделать «инопланетный» кадр на фоне крепостной стены, окружающей древнюю Хиву. С Гульнарой это было бы легко: очень высокая, тонкая, длинноногая, с копной пышных светлых волос, с идеальными пропорциями лица и тела, спокойная, размеренная, излучающая внутренний свет, она действительно производит несколько неземное впечатление. Ну, комбинезон так комбинезон. На улице принцессу Узбекистана ждут люди, много людей. Слух о том, что в городе проходит модная съемка Каримовой для журнала ELLE, облетает маленькую Хиву в считаные минуты. Сегодня здесь очень многолюдно: мы попали в эпицентр национального праздника, и съемки органично вписались в шумный пестрый поток песен, танцев, сюзане, тюбетеек, американских футболок, чебуреков и лагмана.

Сейчас мы будем фотографировать Гульнару среди пожилых женщин в национальных костюмах, которые терпеливо сидят вокруг большого ковра с восточными угощениями в ожидании чуда: бьют в бубны, поют, пьют чай и немного нервничают. Появление Гульнары вызывает в толпе восхищенный вздох, почти стон, но народ ведет себя спокойно, хотя лица людей сияют от радости. Мы отмечаем, что охрана Каримовой не пытается оградить ее от людей, и общение дочери президента с хивинцами выглядит абсолютно естественным.

Нам предстоит за два часа сделать не меньше шести кадров в разных частях Хивы, и мы перебегаем с места на место вместе с вещами, косметикой и фотооборудованием. Никаких капризов: Гульнара с самого начала четко обозначила отведенное для нас время, и его она отрабатывает по полной программе. У нее сегодня слишком много дел: фестиваль национальной культуры, который еле вмещается в маленькую Хиву, это огромное событие. На время съемки солнце, как по команде свыше, неожиданно скрывается за дождевыми тучами, и, к большому удовольствию фотографа, мы получаем красивый драматичный свет, который усиливает «инопланетную» стилистику кадра.

Платье с кружевом, Dior; браслет, желтое золото, гранат, Guli

Платье с кружевом, Dior; браслет, желтое золото, гранат, Guli

ЕЛЕНА СОТНИКОВА Гульнара, мы получаем большое удовольствие от праздника. Для меня главное в том, что все выглядит очень естественно. Нет ощущения искусственности, как иногда бывает на национальных мероприятиях. Я вижу, что люди одеваются в ту же одежду, которую и продают, пользуются теми же предметами, которыми торгуют в своих лавочках… Здесь у меня невольно возникает вопрос: а надо ли вообще прививать восточной женщине другие традиции, в том числе и в одежде, если она так органично чувствует себя в своей национальной среде? Что вы, как посол европейской культуры в Узбекистане, думаете на этот счет?

ГУЛЬНАРА КАРИМОВА Суть восточной женщины в нашем понимании — это больше уклад жизни, менталитет, нежели какие-то внешние проявления. Очаг и тепло дома, воспитание детей, жизненные принципы, которые женщина призвана переносить из одного поколение в другое, — вот что важно.

Е.С. И все-таки в нашем сознании образ восточной женщины — это либо паранджа и черные развевающиеся одежды, под которыми нередко скрываются Prada, Roberto Cavalli и Tod’s, либо кричащая, гипертрофированная роскошь, выставленная напоказ…

Г.К. То, о чем вы говорите, больше относится к арабской женщине. При сохраненном укладе жизни и традициях наша женщина уже давно освобождена от сковывающих ее предрассудков. Она не является субъектом, придатком к мужчине. Выбор стиля в одежде — это прежде всего ее выбор. Если женщина продает национальные ткани в лавочке, у нее и не будет потребности одеваться современно и остромодно. И не надо! Одновременно с этим работающие женщины в Ташкенте одеты по последнему слову европейской моды. Конечно, у нас нет и не может быть экстрима, как в европейском обществе. И в Ташкенте, и тем более в любом другом городе женщина никогда не придет на коктейль полуголой. Однако у нас несколько лет назад был принят государственный закон о том, что женщины не могут закрывать лицо в общественных местах, учебных заведениях. Этот указ президента, который был воспринят по-разному, закрепляет позицию цивилизованной страны, в которой религия и государство разделены.

Платье с кружевом, Dior

Платье с кружевом, Dior

Е.С. В этом есть ваша личная роль? Ведь вы являетесь послом европейской культуры в Узбекистане, связующим мостиком между Европой и Азией. Каждый раз, когда я вижу вас на показах в Париже и Милане, я думаю о том, какой у Узбекистана красивый представитель.

Г.К. Важно помнить, что «мостик» имеет два конца. Где бы я ни находилась, я несу в себе заряд своей страны. Я дипломат не по профессии, а по сознанию и бытию. За рубежом в конце каждого разговора, будь то прием или просто разговор в магазине, меня часто провожают словами: «Вы лучший посол своей страны». Хотя поначалу моя роль вопринималась очень неоднозначно. Сейчас, когда прошло почти семь лет с тех пор, как я стала этим заниматься, страсти немного улеглись. Я стараюсь не навязывать представления о себе как о женщине, которая идет напролом со своим феминизмом, ломая вековые традиции.

Е.С. Но вы определенно несете заряд феминизма...

Г.К. Я больше несу своей стране современный заряд. Я не являюсь сторонницей всех этих стереотипных установок о современной женщине: «Может, хочет, она, и только она». Моя установка: «Если она хочет, она может». В нашем обществе женщина имеет особое место. Сохранить эти традиции и дать современные возможности — это, наверное, то, к чему стоит стремиться.

Е.С. Возможно ли это на Востоке в той степени, в которой вы этого хотите?

Г.К. Возможно. У нас среди женщин есть очень бойкие личности. Вы поразитесь, если увидите, какие у нас есть примеры женского успеха в области управления. К тому же в семье в финансовой области у нас во многом традиционно доминируют женщины.

Платье, кольцо, все — Dior; браслет, Guli

Платье, кольцо, все — Dior; браслет, Guli

Е.С. Наверное, это идет из нашего общего советского прошлого. Бухгалтерия — женское царство. А есть ли, по вашему мнению, параллели между русской и узбекской женщиной, которые тоже коренятся в советском обществе? Русская женщина, работая и зарабатывая, всегда умела создать иллюзию подчинения мужчине при своем доминировании в семье.

Г.К. Чисто технически, может быть, это выглядит так. Но у нас есть своя национальная этика. В русской семье женская доминанта не скрывается — чего стоит один грозный образ тещи. В узбекской семье если и присутствует женское главенство, оно подается очень изящно, тонко, закамуфлированно. В этом, если хотите, музыка восточной семьи, которая передается от матери к дочери.

Е.С. Вы высокая, светловолосая, очень европейская по стилю. Если посмотреть на большинство женского населения вашей страны, вы определенно другая. Не вызывает ли этот момент отдельных вопросов?

Г.К. Это, скорее, положительный момент. Для того чтобы эффективно донести свои идеи до человека, нужно говорить с ним на его языке. Даже если у тебя сумасшедшие культурные богатства, никто об этом не будет слушать, если вы подадите это человеку в малодоступной интерпретации. Необходимо понятие общепринятых, международных стандартов. В этом отношении я многому научилась во время своей учебы за границей, поэтому во мне есть нужный баланс того, что я могу привнести сюда и донести до слушателя за пределами страны. В рамках этого баланса фонд, которым я руковожу, организует очень контрастные мероприятия. У нас есть фестиваль «Эхо веков», огромная экспозиция традиционного искусства. А есть Неделя искусств в Ташкенте, в которой принимают участие 45 стран. Свои показы здесь проводили Oscar de la Renta, Valentino, Sonia Rykiel, Kenzo и многие другие, причем коллекции некоторых из них прибывают в Ташкент сразу после Парижа. Из музыкантов здесь были Род Стюарт, Стинг, Хулио Иглесиас... Что уж говорить о международных публицистах, фотографах, стилистах, визажистах…

Е.С. Тяжело вам лично со всем этим справляться? Фонды, фестивали, посольские миссии… Какой мужчина должен быть рядом с вами?

Г.К. В отличие от того ощущения, которое я вызываю внешне, в личной жизни я не претенциозна. Для меня в первую очередь важно понимание. Взаимопонимание. Если это есть, к любому ритму жизни можно подстроиться. Но для того чтобы это получилось, нужно пройти через искания, страдания, поражения и взлеты, работать над собой. Работать над ошибками.

Блузка из шелка, брюки, босоножки из замши, все — Dior; серьги, браслеты, кольцо, все — Guli

Блузка из шелка, брюки, босоножки из замши, все — Dior; серьги, браслеты, кольцо, все — Guli

Е.С. Вас боятся мужчины?

Г.К. Да, часто не могут даже подойти. Я не люблю таких мужчин. У таких все очень иносказательно, многословно и двояко. У меня был в жизни момент, когда человеку, который со мной уже много лет, сказали: «Тебе так сложно. Ты же ее совсем не знаешь», а он ответил: «Я ее не знаю, но я ее чувствую». Это ощущение превыше всего.

Е.С. Этот человек по-прежнему с вами?

Г.К. Да.

Е.С. Он старше или младше вас?

Г.К. (смеется). Это я оставлю в секрете.

Е.С. Очень часто женщины сильного порядка обращаются к молодому поколению, где они находят больше понимания...

Г.К. ...или очень взрослому. Где были свои искания, где есть прожитая жизнь, где все испробовано, многое понято, но осталась способность к свежим ощущениям, которую хочется сохранить.

Е.С. Как вас воспринимают дети, сын и дочь?

Г.К. Так получилось, что я вырастила их сама. Это сложно, ведь детям так нужна мужская рука…

Е.С. Вам не кажется, что у вас самой есть мужская рука?

Г.К. Да, наверное (смеется). Мне повезло с детьми, они относятся ко мне с пониманием. Мой сын (ему 17 лет) еще ребенок в душе, но в том, что касается мамы, он рано научился быть взрослым, быть мужчиной. Я помню, ему было девять лет, когда у меня были серьезные стрессы и нападки, сопровождающие развод, что отразилось на моем здоровье. Как-то он просидел под дверью моей комнаты всю ночь, не показывая, что не спит, и пошел спать, только когда ушел врач, который сказал ему, что все хорошо. Мои дети живут и учатся в Европе. Для меня дом там, где дети, поэтому я сейчас живу с ними в Швейцарии и в Узбекистане бываю наездами. К тому же недавно я стала послом Узбекистана в Испании.

Трикотажный комбинезон, босоножки из замши, браслет, все — Dior

Трикотажный комбинезон, босоножки из замши, браслет, все — Dior

Е.С. Какую роль в семье играет ваш отец? Как он относится к вашему стилю жизни?

Г.К. Отец, несмотря на свой жесткий характер, достаточно космополитичная фигура. Я старшая, и поэтому на мне всегда лежала большая ответственность. Я привыкла, что с маленького возраста в моей жизни многое строилось по принципу: «Если ты моя дочь, то ты обязана понимать…»

Е.С. Как это влияет на самооценку? Ведь такой стиль воспитания прививает комплекс отличницы. Вы ведь наверняка золотая медалистка?

Г.К. (смеется). Конечно, я золотая медалистка. У меня также за плечами красный диплом, Гарвард... Словом, полный расклад. Для отца это все «просто нормально».

Е.С. Как бы вы хотели воспитывать свою дочь?

Г.К. Вы знаете, она у меня очень сосредоточенная. Бывает, что в семье одинаково воспитывают обоих детей, а они вырастают абсолютно разными людьми. Дочка (ей 12 лет) с малых лет целенаправленная, даже одержимая, никогда не опаздывает. Мне кажется, что подсознательно она старается меня не подвести, поэтому я стараюсь на нее лишний раз не давить.

Нашу беседу прерывает помощница Гульнары — на съемку остается слишком мало времени. Мы вновь перебегаем под моросящим дождем с места на место, и Гульнара, как профессиональная модель, легко преодолевает почтительные расстояния на огромных диоровских каблуках, безукоризненно выполняет команды фотографа и приводит в восхищение всю съемочную группу четким пониманием того, чего от нее хотят в кадре. За два часа мы успеваем почти все, что задумали. Вот что значит настоящая отличница. ?

Фото: Слава Филиппов


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.