Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Однажды в Риме

9 ноября киноальманах Ивана Вырыпаева «Танец Дели» открыл Римский кинофестиваль. Одна из героинь проекта, актриса Инна ­Сухорецкая, рассказала Ольге Сипливой о том, как попала в «кино не для всех» и ­почему поездка в Рим ничем не отличается от полета на Луну.

Однажды в Риме

Шесть историй о любви, жизни и смерти — по 12 минут каждая. Место действия одно — больница. Одна сквозная сюжетная линия, приобретающая новые оттенки смысла на протяжении всего фильма. Пять актеров, среди которых выпускница ГИТИСа Инна Сухорецкая. Альманах «Танец Дели» — едва ли не первая крупная киноработа Сухорецкой, и сразу — место в конкурсной программе престижного фестиваля. Миниатюрную актрису с очень нежной и по-детски трогательной внешностью легко принять за девочку-подростка, но по мановению волшебной кисти визажиста она преображается в роковую красотку, мечтающую сыграть главную роль в античной трагедии. Медею как минимум. Что ж, масштаб личности позволяет.

•В ГИТИС я пришла на добор — с первого курса отчислили нескольких человек, и можно было взять кого-то еще. Причем пришла не как артистка, а как режиссер: для актерства мне было много лет — 23 года, обычно к этому времени институт уже оканчивают. Помню, что страха или отчаяния не было, скорее азарт, как будто это последний шанс в жизни. На вступительном экзамене я себя не контролировала, это вообще была не я — просто что-то происходило само по себе, не знаю что. Я показывала певицу Лидию Русланову — она очень громкая, и вот я как «втопила» на всю аудиторию… Олег Львович Кудряшов сразу посмотрел заинтересованно: «Ага, будем разбираться дальше» — и взял на свой курс.

•Мне кажется, лучшая моя работа была еще в институте — я играла Дуню в спектакле «Станционный смотритель». Это было волшебство: когда не просто играешь, а чудеса какие-то происходят. До сих пор этот опыт храню в сердце, и он мне очень дорог.

•Ваня Вырыпаев вел у нас предмет «Работа режиссера с драматургом». Разбирал с нами свои пьесы. «Танец Дели», насколько я знаю, был написан для нашего курса. Ваня попросил прислать ему три предложения, которые нас по-настоящему цепляют. Он получил семь писем от семи студентов и написал семь пьес. Я помню две свои фразы: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» и — не вспомню дословно — что-то вроде «Как человек умудряется словами обесценить все на свете». Эта фраза Сэлинджера, несколько переработанная, есть в сценарии, и мне хочется верить, что это не просто совпадение и я чем-то вдохновила Ваню.

• Фильм странный, неоднозначный и рассчитан на то, что каждый человек воспримет его по-своему. Моя героиня — медсестра, она появляется во всех шести «актах» (от седьмого фильма Ваня в итоге отказался). Ее функция в том, чтобы получить подпись на бумагах — и все. Но иногда ее прорывает. Она произносит монолог о смерти, примерно такой: «Вы не понимаете, что умрете. Вы знаете это, но не понимаете. Если бы вы по-настоящему поняли, вы бы начали жить по-другому». Ее тут же спрашивают: как по-другому? И у нее заканчиваются слова. У медсестры нет четко прописанного характера, это скорее набор взглядов на жизнь. Вообще, каждый персонаж у Вани — сборник разного опыта. В этом смысле не могу сказать, похожа я на свою героиню или нет. Она очень простая, незаметная, серая мышка. Но мне кажется, лучшее, что может случиться в жизни, — когда человек, от которого ты не ожидаешь «подвоха», вдруг произносит очень важные вещи. И что-то в тебе переворачивается. Это по-настоящему важно. По самому большому счету.

•Мне нравятся простые сентиментальные голливудские истории. Я всегда плачу, даже если фильм меня откровенно раздражает. Умеют они заставить человека сострадать. С артхаусом история сложная. Если фильм концептуальный, адресованный только уму, отражающий исключительно идеологию автора, он меня не трогает. Кино может быть правильным, подталкивающим на размышления, но неживым. Я так устроена: для меня реально только то, что я ощущаю.

• Конечно, радостно, что наш фильм покажут на кинофестивале. Когда мы снимали его в практически домашней спокойной атмосфере, Ваня говорил: ребята, у нас такое кино, на которое придут наши родственники и несколько друзей. (Улыбается.) А когда его взяли в конкурсную программу, было очень неожиданно, приятно и волнующе. Мы все едем в Рим, продюсеры так решили. Хотя для меня что Римский кинофестиваль, что «Оскар», что поездка на Луну — события примерно одного порядка.

•Мне всегда нравились героини древнегреческих трагедий: Антигона, Медея. Я с моими данными, наверное, никогда их не сыграю. (Улыбается.) Но вот хочется чего-то сложного, внутренне противоречивого. Не «шептальный реализм», что у меня лучше всего получается, а что-то по-театральному большое. Конечно, в комедии мне комфорт­нее. Но если говорить о риске, вызове, какой-то крайности, то это, безусловно, что-то не инфантильное. Мне было бы жутко интересно попробовать себя в «крупном» жанре, я бы сделала все, на что способна.

•Между европейским и американским кинематографом я выберу первый. А вот драматический жанр или комедия...Если сказать «европейская драма», совсем мрачно получится. Мне нравится голливудское сильножанровое кино. Я, кстати, в восторге от недавнего фильма про супергероев — «Мстители». По-моему, очень круто снято.

•Брэд Питт или Джордж Клуни? Хм… Джонни Депп!

Фильм «Танец Дели» в прокате с 29 ноября.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.