Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Новая реинкарнация

Ума Турман прожила много жизней. В последней она сияет ярче всего. Текст: Александр Кулиш.

image

Ума Турман прожила много жизней. В последней она сияет ярче всего. Текст: Александр Кулиш. Фото: Marco GROB.

Сейчас она выглядит увереннее, чем когда бы то ни было. Взрослая красивая женищина, звезда, икона, персонаж глянцевых журналов и таблоидов с двумя детьми и двумя разводами за плечами. Первый брак с актером Гэри Олдменом длился всего полтора года и был примером того, как юношеская влюбленность так и не переросла в любовь. Когда страсть угасла, выяснилось, что характеры несовместимы. «А вы бы попробовали жить в браке с ангелом», — оправдывался потом Олдмен. Брак с Этаном Хоуком оставил гораздо более заметный след в ее жизни и глубокий шрам в душе. Как и с предыдущим мужем, с Хоуком Ума познакомилась на съемочной площадке. Роман с актером модельной внешности вылился в шестилетний брак, двух детей — Майю Рэй и Левона Роана, книгу Этана с посвящением Каруне (второе имя Умы Турман) и его режиссерский дебют «Стены Челси», в котором Уме досталась одна из ролей.

Финал этой главы в жизни актрисы широко обсуждался. Хоук, актер несколько менее востребованный, чем Ума, и вследствие этого больше времени проводивший дома, завел роман с няней своих детей Райан Шоухьюз. В этом году они поженились, а Райан родила девочку. «Убил бы его, — негодовал брат Умы Мипам. — Поверить не могу, что он мог так поступить с моей сестрой». Сама Ума никогда не осуждала бывшего мужа публично. Самой серьезной критикой, которую позволила себе деликатная актриса, было признание, что Этан не давал ей слушать любимую музыку. А ее знаменитая фраза: «Лучше отношения с тем, кто обманывает тебя, чем с тем, кто не смывает за собой в туалете», сказанная то ли в оправдание мужа, то ли в собственную защиту, хорошо звучит, но применять ее к себе не хочется.

Ума выросла в семье главного буддиста Америки и научилась относиться к жизненным неурядицам философски. «Я постоянно узнаю о любви что-то новое. Любовь не исчезает насовсем. Даже если вы его теперь слегка ненавидите, — усмехается Ума. — Я все еще люблю тех, кого любила раньше, даже если при встрече перехожу на другую сторону дороги».

После двух кинематографических браков Ума зареклась заводить отношения с актерами и поклялась не выходить больше замуж. Первое правило до сих про остается непреложным. Ее заинтересовали более серьезные мужчины: сперва влиятельный отельер, владелец лос-анджелесского Сhateau Mormont Андре Балаш, встречи — расставания с которым длились три года. Теперь — сорокачетырехлетний финансист и филантроп Арпад, или, как его называют друзья, Арки Бюссон. Второе обещание трещит по швам: Арпад и Ума недавно обручились. На ее пальце сияет обручальное кольцо с таким большим бриллиантом, что шутят, будто ладони с ним трудно пролезть в рукав. «Никогда не говори «никогда». Беру свои слова обратно. Сейчас у меня отношения с реальным нормальным человеком, а не с тем, кто хочет или должен все время проводить на глазах у публики. Это то, что мне очень нравится и объединяет нас обоих».

Бюссон, хотя и не стремится быть на публике, все же светский лев и публичная фигура. Помимо деловых качеств — о нем писали, что он может делать деньги из воздуха, — Арки известен своими длительными отношениями с моделью Эль Макферсон, итогом которых стали двое очаровательных сыновей.

image
image

Может показаться, что Арки, европейский бизнесмен с аристократическими корнями, — человек совсем иного круга, чем Ума. Однако их роман лишний раз иллюстрирует тезис о том, что мир тесен. Бюссон родился в семье французского бизнесмена Паскаля Бюссона и английской аристократки Флоренс Харкурт-Смит, дочери агента британских спецслужб. Ее сестра Джоанна была исследовательницей психоделиков. У Джоанны был длительный роман с идеологом психоделической революции и одним из основателей трансперсональной психологии Тимоти Лири, названным президентом Никсоном «самым опасным человеком в Америке». Она познакомилась с Лири, когда тот был в бегах: в США его приговорили к тюрьме за пропаганду наркотиков. Каким-то чудом Лири удалось по поддельному паспорту перебраться в Швейцарию. Там в начале 70-х Лири и Джоанна через две недели после знакомства сочетались браком с помощью оккультного ритуала. Когда Швейцария отказалась укрывать Лири, они отправились сперва в Вену, а потом в Афганистан, где были схвачены агентами американской антинаркотической полиции. Джоанна была неофициальной женой Лири, а одной из его пяти официальных жен в середине 60-х была Нена фон Шлебрюгге, будущая мать Умы Турман.

Ума выросла в семье, в которой аристократическое уживалось с нонконформистским, ультрамодное — с духовным, европейское — с американским. Ее дедушка — прусский аристократ, барон Карл фон Шлебрюгге жил вместе с бабушкой, красавицей-моделью баронессой Бриджет Холмквист в Стокгольме. Красота Бриджет известна всей Швеции — ее обнаженная статуя до сих пор встречает корабли в порту рядом с городом Треллеборгом. Их дочь Нена уже в 16 лет была на обложке Vogue, но она себя видела светской львицей, душой общества. С первым мужем Тимоти Лири Нену познакомил Сальвадор Дали. Под влиянием Лири Нена сама увлеклась психологией и до сих пор работает психотерапевтом.

Вторым мужем Нены, отцом Умы и трех ее братьев, стал Роберт Турман, профессор индо-тибетского отделения школы религий Колумбийского университета. Его история тоже требует отдельного рассказа. Сын театральной актрисы и редактора Associated Press, служившего также переводчиком в ООН, он закончил Гарвард с дипломом кандидата искусствоведения. В 19 лет женился на Кристоф де Менил, наследнице миллиардного состояния: ее мать, известная своей коллекцией со­временного искусства Menil Collection, на основе которой в Хьюстоне открыт музей, также владела Schlumberger Limited, компанией, которая и по сей день занимается разработкой нефтяных месторождений. Технологиями Schlumberger пользуются сейчас Газ­пром, «Сибнефть» и прочие нефтегазовые гиганты России. Роберт Турман мог бы стать одним из богатейших людей мира, но жизнь сложилась иначе. В 20 лет с ним произошел несчастный случай: поднимая механическим домкратом автомобиль, Роберт выколол себе глаз. Травма, которая многих привела бы к глубокой депрессии (у Турмана до сих пор вместо глаза протез), его подтолкнула к довольно неожиданным выводам.

Он в буквальном смысле посмотрел на жизнь другими глазами и понял, что многое пора менять. Роберт развелся с Кристоф и на пять долгих лет отправился искать истину в Турции, Иране и Индии. Там он принял буддизм и стал первым в истории буддистским монахом из США. Во время своего духовного обучения он подружился с другим студентом, Тэнцзином Гьямцхо, известным нам как четырнадцатый далай-лама. Они друзья и по сей день, а Роберт — главный энтузиаст буддизма в Америке, основатель «Тибетского дома» в Нью-Йорке. Свою дочь Уму он назвал в честь индийской богини.

В истории имени Умы важно то, что так в Индии называют девочек в честь богини Сати, жены Шивы, бросившейся в огонь, когда родители отказались выдавать ее замуж за Шиву, и в новой реинкарнации появившейся на свет у более чутких родителей, которые с удовольствием выдали ее замуж за Шиву уже под именем Парвати. Глупо было бы проводить прямые аналогии, но главное, что близко Уме самой, — это идея бесконечности. «Я поняла, что падение — еще не финал. Мне раз десять казалось, что моей карьере пришел конец. Неудачи казались мне дуновениями смерти. Что приятно: после многих попыток, успехов, падений, потерь, профессиональных и личных, ты осознаешь, что жизнь не кончена. Переживаешь, но справляешься. Можешь провести три месяца в постели, но рано или поздно тебе придется с нее встать».

Как богиня Сати, Ума Турман сама восстала из пепла. Говоря о Бюссоне, она словно сияет изнутри. Ее карьера снова на подъеме. Квентин Тарантино подарил ей вторую важнейшую роль в жизни: как и свингующая Миа Уоллес из «Криминального чтива», невеста-мстительница из «Убить Билла» — образ, сделавший из актрисы икону. Соревноваться с собой трудно, однако Ума вдруг открыла новые грани своего таланта, комедийные. Уже не первый сезон она — героиня лучших романтических комедий: «Мой лучший любовник», «Моя супербывшая», только что вышедшего на экраны «Случайного мужа».

Обручальное кольцо — не единственное, что бросается в глаза на руке Умы. Она всегда носит часы TAG Heuer. «В путешествие мне нравится надевать TAG Heuer Grand Сarrera Сalibre 8, у этой модели есть указатели двух часовых поясов. Когда я вхожу в самолет, то устанавливаю на циферблате время, которое сейчас там, куда я направляюсь, а у второго счетчика, около отметки 6 часов, ставлю время города, который покидаю». Есть у нее любимые модели для шопинга («хронограф Aquaracer на каучуковом ремешке или Monaco, они могут смотреться повседневными и при этом выглядеть как настоящий модный аксессуар») и для выхода в свет («Grand Сarrera Сalibre 6 c бриллиантами, чтобы окружали сиянием»).

Спортивные швейцарские часы нашли правильное запястье. После «Убить Билла» Ума Турман, как никто другой, воплощает в себе союз спорта и гламура, идеальный для TAG Heuer. Хотя в последнее время гламура в ее жизни больше, чем спорта, и в этом несомненная заслуга Бюссона. TAG Heuer это только на руку: марка уже давно не хочет быть просто спортивной, украшая практически все свои модели бриллиантами. А Ума сейчас совсем не против бриллиантов – во всяком случае в своей нынешней реинкарнации.

image

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.