Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

На сцене – главные: репортаж из Большого театра

Об оперетте «Летучая мышь» на сцене главного театра России грезили Мстислав Ростропович и Борис Покровский. За осуществление давней мечты взялся 26-летний режиссер-постановщик Василий Бархатов, а художником по костюмам стал дизайнер Игорь Чапурин. За подготовкой к премьере следил ELLE

image

Большой театр — это «государство в государстве», со своими вековыми традициями, бесчисленными отделами и даже собственными спецслужбами. Но главное, конечно, — это люди. Они особенные. Здесь все без исключения здороваются друг с другом, и совсем неважно, знакомы они или видятся впервые. При встрече у служебного входа, в бесконечных коридорах, в столовой, в мастерских, в запыленных цехах, на подмостках и за кулисами, в гримерной — абсолютно везде снова и снова слышишь: «Здравствуйте!» Посторонний посетитель практически сразу начинает себя чувствовать со всеми заодно.

Мы это ощутили на себе сполна, наблюдая за подготовкой к премьере три с лишним месяца, от начала до конца. Нам много куда удалось пробраться: на первые примерки солистов у Чапурина, на репетиции к Бархатову, в мастерские и цеха Большого, где шьют костюмы и готовят декорации. Ну, и конечно, мы успели поговорить с главными героями проекта.

image
image
image

Василий Бархатов, режиссер-постановщик

«Летучая мышь» для меня — это не легкомысленная «оперетка», как многие ее называют, а серьезное произведение — строго выстроенное, с очень жесткой драматургией. В своей постановке я изменил место действия третьего акта. В оригинале все происходит в тюрьме, а это ограничивает возможности режиссера. За эти изменения одни, наверное, будут меня «расчленять», а другие, наоборот, хвалить.

Подготовка к постановке — это как создание фильма. Обсуждение, обмен идеями могут длиться годами, но сами съемки — это уже не творчество, а производство, у которого есть четкие рамки. В оперном театре все почти так же. Первый этап самый длительный: придумываешь у себя в голове, где, как и что должно происходить. Второй — идешь к художнику-постановщику, и начинается совместная работа.

Почему Игорь Чапурин? Все просто. «Летучая мышь» – история про богатых людей. Здесь царит атмосфера роскоши, светского шика. Игорь знает, как показать этот мир.

Если ты сам не уверен в том, что ты делаешь, то и люди тебе не верят. Ты должен четко знать, что должно быть так, а не иначе. Ты должен знать ответы на все вопросы, каждое действие должно быть обосновано и четко сформулировано.Только тогда людям, с которыми ты работаешь, будет неважно, кто ими руководит: 20-, 30- или 40-летний человек.

Меня страшно раздражает, когда меня называют вундеркиндом. Мне 26 лет, в этом возрасте люди государством управляли! И я не прилагаю каких-то сверхъестественных усилий: я не мальчик-рентген, металлические предметы не притягиваю. Что такого в том, что в свои 26 я поставил несколько спектаклей? Это не очень сложно — собрать в какое-то логическое действие десять человек.

image
image
image

Игорь Чапурин, дизайнер

Чтобы придумать одежду для постановки, мне понадобилось семь месяцев. Я пересмотрел шесть вариантов оперетты только для того, чтобы понять видение разных художников. Я все посмотрел и благополучно забыл. И только тогда начал делать свое. Когда я приступил к созданию костюмов, в Санкт-Петербурге вовсю строились декорации.

«Летучая мышь» — это оперетта о сегодняшнем дне. Все события современны и реальны. Постановка идет на всех серьезных оперных площадках мира; в советское время эта оперетта была неоправданно забыта.

Я даже в мыслях не мог набраться наглости и представить, что буду работать с Большим театром. И когда меня пригласили делать костюмы для балета «Предзнаменование» П.И. Чайковского (в постановке Леонида Мясина. — Прим. ред.), у меня были очень странные ощущения: эйфория, праздник и испуг. Мне казалось, что это невозможно, но все сложилось: я имел счастье сделать в Большом три спектакля. Думаю, моя любовь к театру взаимна. Говоря конкретно о работе над «Летучей мышью», Васе я благодарен за нестандартное мышление и молодость.

Создавать костюмы для оперы и балета — это совершенно разные вещи. Наряд для балетного актера должен подчеркивать его физическое совершенство, пластику, грацию. Опера — это реальные люди, реальные размеры. Очень приятно, когда актеры начинают тебе доверять.

В работе над «Летучей мышью» я мог местами позволить себе сарказм и иронию. Работая с клиентами или создавая коллекции для модных показов, иронизировать тяжелее. Здесь же мое чувство юмора, которое знакомо лишь близким друзьям, смогло вылиться через творчество. Спектакль от этого только выигрывает.

image
image
image

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.