Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Леди Гага: «нутром наружу»

Писательнице ­Нойян ­Аминошарейм удалось разглядеть несколько воплощений поп-артистки. Ранимая, пугающая, гениальная, безумная, красивая, отталкивающая — не судите ее строго, с этим она хорошо справляется сама

леди гага фотоФОТОАрхивы пресс-служб

В семейной траттории Joanne на западе Манхэттена курьер с ящиком свежих цветов и глазом не моргнул, когда дочь хозяина ресторана бросилась показывать, куда его поставить. Она одета в то, что называет «садовым нарядом» — черный топ McQueen, шорты с высокой талией от Alaïa и лодочки c острым носом.

Невероятно, но факт: в кругу семьи (а в данный момент — в итальянском ресторанчике ее отца Джо) эпатажная поп-звезда, с 2006 года известная как Леди Гага, остается Стефани Джоанн-Анджелиной Джерманоттой, 27-летней примерной дочерью, которая до сих пор называет Джо «папочка». Она выросла в двух кварталах отсюда, в старомодной итальянской семье. Родители работали круглые сутки. Мать — в телекоммуникационной компании Verizon, а отец занимался установкой Wi-Fi в отелях. Все для того, чтобы отдать обеих дочерей в престижную частную католическую школу для девочек в Верхнем Ист-Сайде. План почти удался — хорошего образования хватило, чтобы поступить в Школу искусств Тиш Нью-Йоркского университета. Но Стефани увлеклась погоней за славой в клубах Большого Яблока, и — вуаля!— превратилась во второе пришествие Мадонны, а затем — в королеву-изгоя поп-музыки.

Гага продала 24 млн копий альбомов, а ее последний тур, несмотря на то что в феврале был прерван из-за операции на бедре, принес звезде $80 млн чистого дохода, поставив ее в начало списка «самых богатых людей планеты в возрасте до 30» по версии Forbes (факт, который шокировал саму королеву шока — во время интервью она пошутила: «Никогда в жизни не думала, что буду так богата, как сейчас, — ё-кэ-лэ-мэ-нэ!»). Именно поэтому несколько сюрреалистично видеть Стефани хлопочущей над новыми пушистыми кустарниками или игриво подкалывающей свою маму, Синтию, которая появляется в траттории в темном топе, широких брюках и соломенной шляпе: «Мама, я же просила одеться в стиле casual!» — «Это и есть casual — моя шляпа «спрячь-грязную-башку», — парирует Синтия. «Ты выглядишь так, как будто собираешься на курорт!» — продолжает Стефани, и обе складываются пополам от смеха.

«Знаете ли вы, перед ­сколькими мужчинами мне ПРИШЛОСЬ пресмыкаться, сколько ­ГРЯЗИ Я СЪЕЛА?»

Джо сидит в баре: дородный мужчина в черной футболке и джинсах, сильный и молчаливый тип — пока вы не заговорите с ним о дочери. Его ресторан — мекка для Гагиных «маленьких монстров», и Джо хранит мешки писем, которые они ей сюда присылают. Гага показывает на отца: «Я могу быть в Чили или в любой другой точке мира, и там, например, ночь — он не знает или ему просто по фигу, а к нему приходит какой-нибудь фанат и приносит мне что-нибудь сладкое или красивое. И папа непременно звонит мне со словами: «Поговоришь с ним ради меня?» Он всегда говорит «РАДИ МЕНЯ!» Я отвечаю: «Папа, мне нужно на сцену. Там 80 тысяч человек ждут». А он: «Ну хотя бы просто поздоровайся. Пожалуйста».

Ни на одном из 98 выступлений в турне она не заставляла поклонников ждать, пока разрыв вертлужной губы тазобедренного сустава не вынудил ее отменить последние 22 выступления. На операции выяснилось, что все это время она выступала со сломанным бедром. Я спрашиваю, в какой момент она поняла, что нужно отменять выступления. Секунду она смотрит на меня, как будто сейчас влепит пощечину: «Что?! Вы думаете, я должна была позвонить со словами: «К сожалению, у меня болит бедро. Не могли бы вы сказать 15 тысячам, которые там стоят, чтобы они пошли домой?»

Провести вынужденные каникулы праздно Гага не смогла — она использовала время, чтобы испытать себя еще раз. На этот раз не как поп-звезду, а как поп-художницу: «Я решила оглянуться назад — на себя 19-летнюю с моими книгами Уорхола, дисками Rolling Stones, Йоко Оно и Джона Леннона, всякой Боуи-фигней и спросила: «Что ты хочешь, чтобы я сделала сейчас?» Я из прошлого хотела, чтобы я нынешняя позвонила Джеффу Кунсу, Роберту Уилсону, Марине Абрамович, Инез и Винудху, — перечисляет Гага звезд мира моды и искусства, — и я это сделала».

леди гага фотоФОТОGetty Images

В создании нового альбома Artpop (в продаже с ноября) принимали участие все перечисленные выше: там есть видео, перформансы, мобильные приложения и сверхсекретные платья для красной ковровой дорожки, которые, как Гага утверждает, «разработаны с помощью военных инженеров». Это шанс, уверяет она, сделать правдивое и искреннее художественное высказывание.

Мы выходим из Joanne и идем в сторону ее рабочего штаба и места проживания — официально он называется Haus of Gaga. С нами директор моды этого Дома, 29-летний Брэндон Максвелл, бывший помощник экс-стилиста Гаги Николы Формикетти (который недавно покинул Haus of Gaga, чтобы встать у руля Diesel). Когда-то Никола сказал с притворным раздражением, что «Гага переодевается 12 раз в день, это безумие». Позже Максвелл добавил: «Показ мод случается у нее еще до того, как она сядет в машину, чтобы ехать на съемки. Впрочем, это не мода как таковая. Ее нагота — тоже образ».

Сейчас Гага не голая, а в нижнем белье — за исключением твидового пальто Thom Browne, накинутого на плечо, несмотря на 33-градусную жару. Она надевает солнечные очки и закуривает самокрутку. «Как художник, — говорит она медленно и твердо, — как ученик Уорхола, теперь я воплощение его мечты».

Как только Гага оказывается на публике, она ощущает себя на высоте. Разница между поведением этой верховной жрицы и девушки, которая обнимала маму полчаса назад, потрясающе резка. Без сомнения, даже моя реакция на контраст ее образов была продумана: пригласить журналиста в ресторан родителей — отнюдь не случайность, как и произошедшая в ней перемена едва мы покинули тратторию. «Я, которая Стефани, — страдающий художник. Вот почему я сменила имя — не могу быть ею на публике».

«Я буду делать песни ИДЕАЛЬНЫМИ каждый день, пока их не ВЫРВУТ из моих кровоточащих пальцев»

Стефани, например, не обладает такой наглостью, чтобы стать учеником Джеффа Кунса. Художник ­познакомился с Гагой через Миуччу Праду в 2010 году на гала-вечере Metropolitan Museum of Art Costume Institute. Он называет ее «слушатель». Гага заманила его к себе в Дом на ужин с омарами (да, она их приготовила лично). Она побывала на ферме Кунса в Пенсильвании и в его студии на Манхэттене, где Джефф создал скульптуру певицы для обложки альбома Artpop, а накануне нашего интервью они обедали у него дома. Гага говорит: «Каждый раз, когда я рядом с ним, я потею». Она чувствует себя так же покорно и при Марине Абрамович, которая обучает ее «искусству перформанса».

Столкновение (или сговор?) современных искусства и музыки — история не новая. Например, японская звезда поп-арта Такаси Мураками и рэпер-продюсер Фаррелл Уильямс совместно создали скульптуру, которая была продана в 2009 году за $2 млн на Art Basel Miami Beach. В июле этого года рэпер-бизнесмен Джей-Зи шесть часов подряд исполнял для документального видео сингл Picasso Baby перед ошеломленными зрителями Pace Gallery в Челси — трюк в стиле перформанса Абрамович. Леди Гага тоже всерьез увлечена: «Надо скрыть в поп-песне что-то культурно-интересное!» Так она планирует привлечь фанатов к высоким ценностям большого искусства.

Мы садимся в лифт старого роскошного здания на нью-йоркской улице Central Park South и едем в двухуровневую квартиру с видом на парк. Мне говорят, что я первый журналист, который ступил внутрь. Здесь, в комнате с обоями в огромных цветах, члены дружной Гагиной команды собрались на одну из регулярных «домашних» встреч. Визажист Тара Савело рисует на холсте. Парикмахер Фредерик Аспирас колдует над набором белых париков, напичканных проводами и LCD-трубками.

В гостиной с обоями «под змеиную кожу» группа приступает к главному — прослушиванию пластинки Artpop. Альбом создавался почти два года. Гага записала более сотни песен, прежде чем отсеять большинство. «Я слушала каждую снова и снова, — говорит она. — А потом доводила до совершенства. Я буду продолжать делать песни идеальными каждый день, пока их не вырвут из моих кровоточащих пальцев». Коллеги по Дому сидят на полу, скрестив ноги и затаив дыхание, а я перебираюсь поближе к Гаге, — она устраивается на бледно-розовом диване и нажимает «play».

леди гага фотоФОТОGetty Images

Комната начинает вибрировать «Аплодисментами» (Applause). «Дай мне то, что я хочу, / Дай мне то, что я люблю», — поет Гага-голос, пока Гага-женщина ходит по комнате, и все взгляды устремлены на нее. «Я знаю кое-что, о чем не догадывается ни один другой исполнитель, — говорит она мне. — Я действительно верю, что существует определенный вид аплодисментов — это когда фанаты хлопают, чтобы мы продолжали». В гастрольном туре фанаты из танцпартера, стоявшие достаточно близко, чтобы видеть боль, отражающуюся на лице певицы, беззвучно шевеля губами, спрашивали ее: «Ты в порядке?» «Они знали, я вам точно говорю, — кивает она. — Эти дети, когда поднимают руки и соединяют их в хлопке, дают мне то, что нужно».

Гага всегда подпитывается некой творческой злостью. Против условностей и дискриминации аутсайдеров — особенно подростков-геев, которых она защищает. Пока диск проигрывает трек за треком, эмоции выбираются наружу. Звучит Swine — жесткий даб-степ с текстом «Ты просто свинья внутри человеческого тела» — и она настолько погружается в ситуацию, что яростно бросает винный бокал в стену и танцует на осколках, в то время как обитатели Дома смеются и подбадривают ее. Становится ясно, почему поп-звезду так раздражают критики, которые ставят под сомнение подлинность ее ранней борьбы — издевательства в школе, подростковые депрессии, годы обивания порогов в поисках успеха.

«Все настолько циничны, что я не могу искренне любить поклонников или делиться честным рассказом о прошлом без того, чтобы кто-нибудь не спросил, по-настоящему ли я боролась, — возмущается она. — Вы знаете, сколько грязи я съела?! Знаете ли вы, перед сколькими мужчинами мне пришлось пресмыкаться — и при этом они совершенно не уважали ни мое тело, ни душу, ни сердце? Во время тура поклонники были единственным, ради чего стоило продолжать, потому что они продолжали поддерживать меня. Потому что, когда у этих ребят кончаются силы, они просто сдаются. Бывает, я сижу с их родителями и слушаю: «Гага, он так любил тебя! Как ты можешь забыть, что он повесился на спинке кровати?» Вот почему я все это делаю». Неожиданно она начинает плакать, сидя на своем розовом диване. Вытирая слезы, она говорит о сообществе, созданном ею вместе с поклонниками, в том числе о благотворительном фонде «Рожденный таким», который открыла вместе с мамой два года назад. «В мое время не было места, куда бы я могла пойти, — говорит она, оглядывая комнату. — И у Фредди не было, и у Тары, и у Брэндона, и у Сони, и у Лэйси, и у Лейн, и у Кимми». Указывая на каждого, она идет по кругу, рассказывая о их личных переживаниях. Когда певица доходит до своего парикмахера, она произносит: «Фредди потерял папу....» А он, ни секунды не колеблясь, кричит: «И я — гей!»

Звучит такой нужный сейчас смех. «Да, мы подбадриваем друг друга. Хоть и по-разно­му, но все здесь сломлены. И мы держимся вместе и очень в друг друга верим».

Нужно поднять настроение, и Гага начинает принимать заказы. «Поставь песню о любви», — говорю я, и комната вдруг наполняется головокружительной болтовней. Гага, как выясняется, встречается с актером Тейлором Кинни, сердцеедом с квадратной челюстью из драматического сериала «Пожарные Чикаго». За весь день она упомянула лишь, что провела большую часть послеоперационного восстановления «с другом» в Чикаго (где, оказывается, снимается фильм Кинни). Она дает треку «Цыган» (Gypsy) говорить за себя. Это броская, эмоциональная баллада о встрече с любимым, который принимает ее гастрольный образ жизни: «Собирай свои вещи, / И мы последуем за закатом».

Трудно противостоять обаянию Гаги, когда она устраивает прием. Ее команда стоит наготове с папками, полными новых проектов, и подсказывает ей, что пора приступить к работе. «Ну еще один», — говорит она, включая следующий трек. Потом будет «еще один» и она возобновит свое танцевальное соло. Работе придется подождать: «Я устала даже от ­разговоров об этом».


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.