Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

«Квартет И»: сон и явь мужчин среднего возраста

1 января в прокат выходит экранизированная пьеса «Быстрее, чем кролики» — стремительный капустник на тему похмельного пробуждения

Четвертый фильм «Квартета И» получился самым цельным, необычным и спорным. Два сценариста и один продюсер просыпаются в незнакомом месте и никак не могут вспомнить, как их туда занесло. Знакомый сюжет, затертый до дыр в кино и театре, выглядит совсем нескучно — хотя почти все актеры играют знакомые роли, история не кажется придуманной, а смотрится как реальный и в то же время уморительно-абсурдный рассказ. Участники комедийного квартета, продюсеры и исполнители главных ролей Леонид Барац и Ростислав Хаит рассказали Ольге Сипливой о своих отношениях со сном, ночных кошмарах и счастливых озарениях.

Леонид Барац

Леонид Барац

Для счастья мне нужно спать девять часов. Почти никогда не получается. Поэтому я несчастлив. Но не зол. Когда я не высплюсь, я просто сонный. Тяжелый такой, вяловатый. А вот мой папа… Мы с ним очень разные люди и просыпаемся совершенно по-разному. Он встает по щелчку и — па-па-ра-пам-парам! Это не фигура речи, он действительно начинает петь: «Лагерь освобожденного труда, подъем!» Бодрый такой… А мне нужно время, я долго сквозь сон возвращаюсь в жизнь, шажок за шажочком. Поэтому я выбрал профессию актера — чтобы вставать попозже.

Даже в очень тревожное время сон — мой верный друг. Был, правда, непростой момент в жизни, когда сон покинул меня недели на две. Но вообще, когда мне плохо — совсем плохо — я ложусь и засыпаю. И это серьезное обезболивающее, потому что в момент сна ты ничего не чувствуешь. Хотя бывают еще сны на тему реальных переживаний, и вот они — нелюбимые. Они могут сильно в эту тему вовлечь. Ты вроде уже вылез, а нога застряла; ты подтягиваешь ее, а тебя обратно засасывает сном, накрывает с головой, и надо опять выбираться.

Бывало, я придумывал во сне что-то смешное. Шутку. Просыпался — и в девяти случаях из десяти это оказывалось ерундой. А во сне казалось, что она невероятно хороша… Просто блестящая шутка! Вставал, ходил какое-то время с этой мыслью, а потом понимал: ерунда. Так что желания записывать сны у меня никогда не было. У многих писателей есть тема пересечения сна с реальностью, когда не отличаешь одно от другого, как в «Хазарском словаре» Павича. Но я считаю: сну — сново, яви — явное.

А вообще, сны мне снятся богатые: приключения, погони, полеты… Если верить народным приметам — ну, «летаешь — значит растешь», — я уже давно должен был быть трехметрового роста. Все время летаю, падаю. Просыпаюсь оттого, что, падая, дергаю ногами. А еще я, как мне рассказывают, говорю во сне. На каком-то языке. Непонятном. Так, проскальзывают отдельные слова.

Эротические сны снятся обязательно. Чаще всего связанные с ревностью, причем ревную в них я. А вот кошмары крайне редки. И если уж случаются, то не ужастики, а психологические триллеры. Помню, в детстве мне все время снился один и тот же сон — елочки крутящиеся. Хороший такой сон, новогодний. А потом, когда постарше стал, лет десять мне было, у меня поднялась температура, и это был уже не сон, а видение. Не могу описать, но отчетливо помню тяжелое ощущение и даже картину сна, хотя вербализовать ее не в состоянии — она вне слов лежит, где-то сбоку.

«Быстрее, чем кролики» — это, конечно, придуманная история, в моей жизни прямых аналогий не было. Хотя… Когда-то, еще в 1990-е, мы сильно погуляли, а на следующий день поехали на «Горбушку» послушать какой-то концерт. И приехали в ДК Русакова — мы тогда еще не знали толком Москву. Так вот в тот момент — я вам клянусь! — мы пребывали в одном состоянии, а люди вокруг нас — в совершенно другом. Они нас не видели, не слышали, не замечали. Мы спрашивали прохожих, как проехать в ДК Горбунова, а они шли, не останавливаясь, не оборачиваясь… Я вошел в ДК Русакова, открыл дверь и спросил: «Извините, это ДК Горбунова?» Ну, понятно, ерунду сморозил, клубы находятся в разных концах Москвы. Но хоть бы кто-нибудь хоть как-то отреагировал! Посмотрел бы на меня, усмехнулся… Вообще ничего! Тут я окончательно понял, что я прозрачный, что сквозь меня все видно, а меня самого — нет. В «Кроликах» — не хочется выдавать детали сюжета — немножко похожая история. Говорят, что Бунюэль — извините, ни в коем случае не пытаюсь встать на одну доску с этим великим режиссером — просто воплощал на экране то, что ему снилось. Не особо утруждая себя объяснениями. Вот и мы позволили себе немножко.

Леонид Барац и Ростислав Хаит

Тогда же, в алкогольном институтском возрасте, я, помню, что-то важное проспал. И, кстати, не один раз. Но сегодня, если мне действительно куда-то нужно посреди ночи — на самолет, например, — я встану, соберусь и пойду. Причем встану за пять минут до звонка. Сон, конечно, будет тревожным. Будильник на четыре утра. Без пяти четыре проснулся.

Крепкий кофе мне не помогает. Я кофеман, но люблю сочетать кофе с сигаретой. А курить стараюсь бросить. Так что в моем случае недосып лучше лечить досыпом. Я знаю, есть люди, которые спят по 4 часа в сутки, они все время бегут. А есть те, кто спит всегда, даже когда не спит. И их большинство. Живут и спят. Может, и не надо их будить.

Раньше, когда дочки были маленькими, они каждое утро неслись к нам с женой и по пути рассказывали, что им приснилось. Сейчас они стараются вести себя тихо, понимают, что надо оберегать чужой сон. Когда я бужу младшую в школу, она спит на ходу. Я помню это состояние: встаешь сонный к первому уроку, идешь, как зомби, в ванную, подставляешь руки под горячую воду. А я дочке зимой кладу вещи на теплую батарею. Раньше мы ее одевали, она висела на руках, как кукла, а теперь собирается сама. Надо давать детям право встречаться лицом к лицу с этими взрослыми «стихиями». Им ведь когда-нибудь придется рано вставать на работу.

Самое сладкое состояние — когда ты входишь в сон, но еще не спишь. Даже так: еще понимаешь, что уже спишь. Потому что, когда ты полностью во сне, ты уже ничего не понимаешь. У меня так было в детстве: часов в шесть утра, когда сон уже не такой глубокий, я слышал, как били настенные часы. И чуть-чуть просыпался, и еще полтора часа сладко дремал, понимая, что я сплю, а вставать еще не скоро...

Ростислав Хаит

Ростислав Хаит

Не высыпаюсь катастрофически. Или долго не засыпаю, или просыпаюсь рано и не могу ни уснуть, ни встать. И лежу с мыслью «опять не выспался». Самое сложное — отключить мозг. У меня в голове, когда я не сплю, какая только ерунда не крутится: обрывки фраз, слов, песен, фильмов. Ужас. А вот у нашего режиссера Сережи Петрейкова другая проблема — он спит на работе. Мы ему: спи ночью. А он весь день клюет носом, а в десять вечера вдруг понимает, что сна ни в одном глазу, чувствует прилив сил и до 4 утра куролесит: читает что-то, пишет, сидит в интернете. А утром приходит на работу и через полчаса уже крепко спит за рабочим столом.

Сны мне снятся редко. Вернее, они мне, видимо, снятся, но я их забываю. Запоминаю, только если просыпаюсь среди ночи. Недавно снился сон. Я сейчас строю дом в Одессе — родителям в основном, но и себе тоже. Недалеко от моря. Все деньги, которые зарабатываю, уходят туда. Как пылесосом их затягивает, и это понятно: дом хороший, большой. И вот мне снится, что прошло 50 лет и я смотрю на этот дом, который сейчас существует только на бумаге, и вижу его в натуральную величину, и он такой красивый, только уже весь обшарпанный, облезлый. И я четко понимаю, что родители мои, которым я это все строил, давно уже умерли; и мой старший брат умер; и даже я умер; но тем не менее по дому, по участку ходит какой-то пожилой человек. И я вдруг осознаю, что это сын моего брата, которому сейчас 27 лет. Пожилой Кирюша. И вот он ходит там один, как сомнамбула, и листья желтые лежат. Я проснулся в ужасе, что столько энергии трачу на то, что через какое-то время будет вообще никому не нужно. А ведь 50 лет — это вообще ничто. Да, дом будет радовать племянников, может, моих детей, но меня-то не будет!

Когда я сам был ребенком, мне снился волк из «Ну, погоди!», но при этом он был не добрым, не мило карикатурным, как в мультфильме, а жестким, неприятным и пугал меня, залезая через окно. Помню, лет до 15 мне это снилось.

Пару раз бывали какие-то озарения, да. Но я ничего не записываю, слишком ленивый, поэтому непонятно, настоящие это были озарения или так. И эротические сны бывают. Не часто, но бывают. Почему же нет? Какие-то там фанта-а-азии.

Часто бывает такое состояние полудремы, когда я не понимаю, сон это или не сон. И тогда я представляю, что это сон. А разбудить меня может вообще что угодно. Громкий звук. И средней громкости звук. Да и тихий звук тоже может меня разбудить, потому что я чутко сплю.

Наш новый фильм, который выходит в январе, имеет отношение к теме разговора. Там что-то такое есть, не хочу рассказывать, ключевой момент, объяснение. Если кто-то интересуется темой снов, можно сходить. Ну, не снов… А таких… Таких. Понимаете? Так и напишите. Хотя фильм, надеюсь, смешной.

Разница во времени с Нью-Йорком, например, или другим городом на мне вообще не сказывается. Акклиматизация проходит нормально. Дожидаюсь ночи на месте — и засыпаю. Поскольку я привык хотеть спать, меня это не смущает. Ну, чуть больше хочу спать, не страшно. Кофе совсем не пью. Исключительно внутренними ресурсами просыпаюсь. Можно сок апельсиновый выпить, грейпфрутовый, но не кофе.

Ростислав Хаит

Конечно, сон — это безумно важно. Если я выспался, я вообще другой человек. Это одно из главных удовольствий в жизни, которое ты не осознаешь в процессе. Но зато потом тебе так хорошо! Когда я не выспался, я… некрасивый. Недовольный. Много разных эпитетов с приставкой «не».

Знаете, когда спится лучше всего? Если я засыпаю часа в три ночи, просыпаюсь по привычке в 10.00–10.30, и мне, конечно, не хватает этого окна. Но если нет встреч — допустим, выходной — можно спать дальше. И вот я маюсь, маюсь до двенадцати и чаще всего не засыпаю, встаю. Но если вдруг мне удается заснуть, поспать до трех — вот это самый настоящий кайф.

Я категорически не тот человек, который может заснуть где угодно. Наоборот, я не могу заснуть нигде. Вообще нигде, даже в своей кровати. Мне важны все эти мелочи: чтобы было темно, никакого шума. В студии звукозаписи оптимально было бы поспать.

У меня даже есть обряд: в моей спальне окна герметично закрыты, но я открываю дверь, а в соседней комнате — окно на 45 градусов, чтобы свет не падал, но свежий воздух проходил. Я вообще состою из обрядов и ритуалов. Утром все как у людей: помыться, зубы почистить, перекусить, телевизор включить или музыку. Очень хорошо пробуждают песни с последнего альбома Muse. (Безуспешно пытается напеть.) Сразу ощущаешь себя героем фильма. Открою вам секрет: в жизни я все-таки не герой. Героем я себя точно не ощущаю. Кто я? Вы знаете, к сожалению, пожилой человек. Уже вот так, да... Пожилые хорошо спят, говорите? Это вы меня порадовали сейчас. Ну, дайте еще подумать… Я себя чувствую не до конца реализованным сибаритом, которому всю жизнь мешает патологическое чувство ответственности.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.