Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Эксклюзивное интервью ELLE: Юлия Снигирь

Актриса, красавица и, как выяснилось, шахматистка Юлия ­Снигирь последний год провела в Лос-Анджелесе, ­снимаясь и ­посещая кинопробы. Итог: роль в блокбастере «Крепкий ­орешек-5» и две независимые голливудские картины. 2 июня ­девушка ­отпраздновала 30-летие и вместо подведения итогов ­обсудила с ­Ольгой ­Исламкиной тоску по березкам, Брюса Уиллиса, Анну ­Каренину, плохое кино и установку водосчетчиков.

Юлия Снигирь

ELLE Расскажите, пожалуйста, как у вас дела в Америке. ­Происходит что-то?

ЮЛИЯ СНИГИРЬ Я только что закончила съемки в фестивальном фильме Freezer («Морозилка»). События происходят непосредственно в промышленном холодильнике — большой морозильной комнате ресторана. Надо сказать, что на площадке была соответствующая температура. Это жестко.

ELLE Настоящий работающий морозильник?

Ю.С. Да. На площадке было до –10 °C. Актеры убеждали сделать потеплее: «Пожалуйста, мы сыграем, что нам холодно». Но режиссеру нужен был пар изо рта. Самое обидное, что мне-то как раз не надо было изображать, что я мерзну: по сценарию я постоянно выхожу-захожу. Но в реальности сцену снимают долго. Получается, по сюжету мне не холодно, а на деле — очень. Приходилось бороться с собой, чтобы не трясло. А вообще, это очень интересная история, построенная практически на двух артистах. Я там в компании чудеснейшего актера — Дилана Мак-Дермотта. Он потрясающий! У нас не очень известен, потому что тщательно подходит к выбору ролей, а там он прямо звезда-звезда.

ELLE: Предыдущий проект, фильм «Делириум», в котором вы приняли участие в США, тоже был независимым…

Ю.С.: После большой студийной картины («Крепкого орешка-5». — Прим. ELLE) было вдвойне интересно участвовать в подобных проектах, потому что свободу, которую они предоставляют, не получишь нигде. Тебе благодарны за любые идеи, а я обожаю придумывать. Если материал вдохновляет, у меня пятьсот идей! И потому обидно, когда режиссер не обращает внимания. Понимаю, что могу чепуху предлагать — я не отрицаю! — 90 % может быть полной ерундой, но обсуждать все это нужно. Любому актеру обидно, а женщинам — особенно, когда им так, с иронией: «А-а, да-да». И дальше делать по-своему!

ELLE: Как в анекдоте: «Ты не пой, ты ходи, ходи туда-сюда».

Ю.С.: Вот именно, просто ходи — и все! Обидно. Для «Делириума» я вообще написала три сцены. Может, они и не вой­дут при монтаже, но я это сделала!

ELLE: На «Орешке» работа была выстроена иначе?

Ю.С.: Конечно. На таких картинах отслеживают каждый поворот головы. Я не преувеличиваю! Каждый. Поворот. Головы. У продюсеров на площадке отдельный экран, и они досконально разглядывают любое движение!

ELLE: Брюс Уиллис вспомнит ваше имя через год?

Ю.С.: Не думаю. Он очень закрытый человек. Мы мило общались, на площадке все было хорошо. Но, видимо, с годами, со всеми звездными статусами он как-то совсем закрылся.

ELLE: Работа в голливудской картине предполагает огромное количество интервью журналистам из самых разных стран. Как вам мировая слава?

Ю.С.: О да! Это, я вам скажу, часть профессии, которая должна быть, по идее, приятной… Но интервью по поводу премьеры «Орешка» были сущим испытанием. Я дала около 150, у меня уже язык заплетался, рот, челюсти болели. Все на английском, общение без перерывов. Я на пять минут отпрашивалась в ванную, чтобы просто выдохнуть.

ELLE: О чем чаще всего спрашивали иностранные журналисты?

Ю.С.: Всех безумно интересовало, что я когда-то профессионально занималась шахматами. Они сошли с ума на этом, клянусь, правда! Выяснилось это случайно к концу съемок «Крепкого орешка», и продюсеры стали всем рассказывать. Не то чтобы я стесняюсь, но было как-то неловко, что такое значение придают моим детским тренировкам. У нас же многие в детстве шахматами занимаются…

ELLE: Американцев завораживает, когда ты говоришь на другом языке, а шахматы, видимо, вообще космос…

Ю.С.: Точно! Когда я на съемках переключалась с русского на английский или наоборот, они приходили в восторг!

Платье, Vera Wang; браслет, Anton Heunis; серьга, ­желтое золото, ­серебро, ­бриллианты, сапфиры, турмалины, Armenta

Платье Vera Wang; браслет Anton Heunis; серьга ­желтое золото, ­серебро, ­бриллианты, сапфиры, турмалины, Armenta

ELLE: Каково возвращаться в родную языковую среду после постоянного общения на английском?

Ю.С.: Это забавно. Говоришь на родном языке и ловишь себя на том, что переводишь, прежде чем сказать.

ELLE: Сколько времени вы проводите в Америке, а сколько в России?

Ю.С.: С сентября я там, пару раз приезжала в Москву — на недельку.

ELLE: Где сейчас у вас дом?

Ю.С.: Слово «дом» вызывает у меня болезненные ощущения. Это самый острый для меня сейчас вопрос. Я немного потерялась в пространстве. Не знаю, где у меня дом, есть ли у меня дом... Видимо, пока нет. Очень неприятное ощущение — неустойчивое и непонятное. Меня очень тянет в Россию. Я и сейчас приехала раньше запланированного.

ELLE: Почему?

Ю.С.: Вдруг подумала, что если сейчас не улечу… Позвонила агентам и сказала, что, если не хотят, чтобы я свихнулась, они должны меня отпустить.

image

ELLE: По кому или чему скучаете сильнее всего?

Ю.С.: В первую очередь по близким. Ну и по березкам тоже! Приезжаю и обретаю душевное равновесие — никогда не думала, что почувствую такое. Возвращаюсь очень нервная, встречаюсь с друзьями — они меня не узнают, спрашивают: «Что с тобой?» Все-таки чужая страна, чужой язык держат в неком тонусе. Когда не знаешь правил игры, энергии тратится колоссальное количество. Например, приходит sms: «Юля, какие-то утилиты на квартиру нужно переключить на твой аккаунт». Я знаю слово «аккаунт», догадываюсь, что такое «утилиты» в квартире, но подобных вопросов — 500 за день. США — страшно бюрократическая страна, особенно для иностранцев.

ELLE: Но здесь то же самое!

Ю.С.: Наверное. Но мы привыкли к этому с детства, мы знаем, как что работает. А когда у тебя все по-другому и заново…

ELLE: Ну-ну! Вы в Москве водосчетчик пробовали подключить?

Ю.С.: Пробовала, я же тут не на облаке жила. Там та же бюрократия, но на другом языке. Плюс многое по-другому устроено, нужно заново учиться жить. Я ортопедическую подушку покупала 40 минут, клянусь! В какой-то момент говорю: «Слушайте, вы надо мной издеваетесь! Я же всего лишь подушку покупаю!» Они говорят: «У нас ортопедический магазин, надо оформить медицинские документы». А ведь мне была нужна просто подушка!

ELLE: Где хотите строить свою карьеру?

Ю.С.: Хочу совмещать. Ни в коем случае не отказываюсь от нашего кино. Более того, роли, о которых мечтаю, ­именно здесь.

ELLE: О каких же ролях вы мечтаете?

Ю.С.: Мне в театре предложили играть Анну Каренину. Я болею ею уже очень давно. И это для меня сюрприз — я никогда никому не говорила о своей мечте, и вдруг приглашение на роль! Но надо принимать решение.

ELLE: А как вам, кстати, «Анна Каренина» Джо Райта с Кирой Найтли в главной роли?

Ю.С.: Я ушла, не дождавшись конца сеанса. Не потому, что плохое кино — просто не мое. Я очень благодарный зритель, иду в кино с надеждой. Как я бежала на «Каренину»! Была целый день занята, до дурноты голодная. Бежала под дож­дем, чтобы не опоздать, влетела в кинотеатр мокрая, холодная, голодная, но с надеждой! Я очень хотела, чтобы кино было хорошим, клянусь. И это оказалась совсем не моя «Каренина». Для меня сила Толстого — в его внутреннем мире, проживании героев, психологизме истории, в таком… нутре. А там форма, форма, форма.

image

ELLE: А мне фильм Райта понравился театральностью и условностью. Герои Толстого часто схематичны. Лев Николаевич решил: этот хороший, этот плохой — и не дает героям жить.

Ю.С.: Видите, у людей настолько разный «химический состав», что мы никогда не сможем договориться. Я понимаю, о чем речь, но я вижу книгу по-другому. Мне нравится неоднозначность Карениной. Ее можно и осудить, и пожалеть. Еще я посмотрела в театре Вахтангова пластический спектакль «Анна Каренина». Мне понравилось. Там много моих друзей играет. Но понравилось не только поэтому.

ELLE: Как вы поступаете, когда друзья ­зовут вас сняться в своей картине, а вы понимаете: фильм плохой?

Ю.С.: (вздыхает).

ELLE: Хорошо, не плохой. Не ваш.

Ю.С.: Отказываюсь... Нет, конечно, я поучаствовала в куче дерьма. У каждого артиста такой сундучок наберется. Я завидую белой завистью артистам, которым удалось тщательно выстроить фильмографию. Иногда включаешь кино и думаешь: «Ой, ёшкин... что за... ? Что за чушь?! И я тоже там?»

ELLE: В одном интервью вы сказали, что не стремитесь ­серьезно в Голливуд — как сложится, так сложится.

Ю.С.: Я вообще ко всему так отношусь. Не то чтобы я села и жду, когда что-нибудь предложат. Я не ношу фотографии в агентства, а учусь на актерских курсах, занимаюсь языком, слежу за своей формой, хожу на пробы, встречи. Но отношусь к этому так: судьба решит, как должно быть. Если что-то не складывается, значит, этого не должно быть в жизни. У меня такой подход, немного буддистский.

ELLE: Хм-м, а зачем же тогда вам подарили вторую подвеску? Раз потерялась, значит, не судьба? (В начале разговора Юля вспомнила, что на съемке сняла дорогую ей подвеску. Украшение тут же нашлось, а Юля призналась, что однажды потеряла такое же и получила в подарок новое. Все интервью она теребит кулон и признается, что, если потеряет снова, купит его сама. — Прим. ELLE).

Ю.С.: Нет, судьба (улыбается). Это же все мое раздолбайство. Я рассеянная ужасно. Перчаток у меня нет никогда, потому что бессмысленно даже заводить.

ELLE: Подвеска — самая дорогая вещь, которую вы теряли?

Ю.С.: Я столько всего теряла!.. На несколько дней теряла паспорт в Лос-Анджелесе. Нервотрепка была серьезная. А оказалось, он завалился под сиденье в машине девушки, которая меня подвозила со съемки.

image

ELLE: Вам в этом году тридцать. Для вас это особенная дата?

Ю.С.: Я к дням рождения спокойно отношусь. Никогда не отмечаю. Один раз я забыла про него. Клянусь, у меня было такое! Никто не верит. Сама смеюсь — это уже перебор, конечно. У меня была сессия в Щукинском училище, и я поняла, что у меня день рождения, когда мне стали звонить с поздравлениями. Я долго трубку не брала в тот день, все думала: «Что происходит? Почему мне все звонят?»

ELLE: Вы друг марки Tag Heuer. Сейчас какие на вас часы?

Ю.С.: TAG Heuer Link.

ELLE: Какое у вас на них время? Москва? Лос-Анджелес?

Ю.С.: (смотрит, смеется). Они остановились! Обычно лос-анджелесское. Когда приезжаю в Россию, часто забываю перевести.

ELLE: Говорят, вы любите мужские часы.

Ю.С.: Да, мне кажется, что они как-то подчеркивают женственность. Что-то в этом есть. Я выбрала модель Monaco, мне уже уменьшили браслет. Скоро буду носить мужские.

ELLE: На ночь снимаете? Вы чувствительны к тиканью часов?

Ю.С.: Снимаю. А тиканье люблю, оно успокаивает.

ELLE: Подскажете, как бороться с джетлагом?

Ю.С.: Никак! И ладно бы просто хотелось спать. Но тебя начинает ломать, ты просто физически болеешь. Я что только ни делала: пила специальные таблетки, снотворное; в самолете не ела ни разу за 12 часов; не спала. Ничего не помогает. Я сейчас разговариваю с вами в 5 утра по-лосанджелесски.

ELLE: О ужас! Короткий блиц, и мы закончили. Секс или десерт?

Ю.С.: Ну-у-у, на такой вопрос не буду отвечать.

ELLE: Хм...

Ю.С.: Нет, ну конечно, секс. Это очевидно (смеется).

ELLE: На каком языке вы видите сны?

Ю.С.: На разных. На английском тоже что-то бывает.

ELLE: Какой самый необычный помните?

Ю.С.: Мне однажды приснилось целое кино, я даже хотела записать. Оно было с титрами, с музыкой.

ELLE: Вы в этом фильме играли главную роль?

Ю.С.: Вовсе нет! Кстати, я пишу сценарий. У меня героиня женщина, про меня история, но не я буду играть.

ELLE: Где будете снимать?

Ю.С.: В Америке.

ELLE: Эх, а тут ведь можно было на главную роль позвать ­Марину Александрову, Катю Гусеву…

Ю.С.: Как вы меня сейчас, а! (Смеется.)

ELLE: Джордж Клуни или Брэд Питт?

Ю.С.: Ни тот ни другой. У меня другие предпочтения.

ELLE: Имя!

Ю.С.: Не скажу (смеется). У меня все в порядке с личной жизнью, мне не нужны ни Клуни, ни Питт.

ELLE: Вы не любите рассказывать про личную жизнь. Не боитесь, что это только подогревает интерес?

Ю.С.: Я боюсь выносить личное на обсуждение людей, можно назвать это суеверием. Но у меня все прекрасно!

Фото: Arseny Jabiev

Стиль: Renata Kharkova


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.