Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Интервью ELLE: Анна Курникова

История про то, как директор отдела моды Филипп Власов и обозреватель Наталия Землякова отправились в Нью-Йорк и неожиданно влюбились в Анну Курникову

18.00 Нью-Йорк. Я медленно бреду по Медисон-авеню в сторону своего отеля Four Seasons. В руках — маленькая сумочка. Трудно догадаться, что я только что перелетела через океан. Но мне не нужно много вещей, ведь я приехала в Нью-Йорк буквально на пару дней — взять интервью у Анны Курниковой. Которая должна инкогнито прилететь из Майами на съемки для российского ELLE.

В холле отеля бросаюсь в объятия к Филиппу Власову, директору отдела моды, словно не видела его сто лет (хотя Филипп прилетел в Нью-Йорк лишь днем раньше). Смотрим друг другу в глаза и честно признаемся: нам страшно. Очень! Мы даже не пытаемся успокоить себя: мол, крутые профессионалы, то ли еще бывало... И смело признаем факт: нас ждет встреча с самой, пожалуй, известной россиянкой, настоящей звездой международного уровня Анной Курниковой. Мы чуть не вздрагиваем, когда портье громко оповещает: «Анна уже приехала». Вот тебе и «инкогнито»! В роскошном холле появляется высокая девушка в сопровождении помощницы и пресс-секретаря. И... ничего особенного. Синие джинсы. Черная кофта с капюшоном. Кроссовки. Улыбается: «Здравствуйте, я — Аня». Мы идем в номер примерять одежду для завтрашней фотосессии.

Анна Курникова

«По-моему, обуви маловато...» — вздыхает Филипп. «Ничего, — успокаивает его Анна. — Мы, русские, можем, как говорится, сварить суп из топора». Она лихо делает из юбки платье, гордо вышагивает в длиннющем пальто. Приходится признать: то, что говорят и пишут о ней, — правда. Роскошные белые волосы, ослепительная улыбка. И ноги! Те самые, о которых Анна когда-то в юности сказала: «Это у меня не юбка короткая, а ноги длинные!» Закончив примерку, мы прощаемся до завтрашнего утра. Как только за Анной закрывается дверь, Филипп начинает задавать вопросы (видимо, считая меня большим специалистом в области психологии звезд): «Слушай, а что ей от нас может быть нужно? Почему она такая милая?» Но я могу только растерянно ответить: «Не знаю. Но для нее почему-то действительно важно, чтобы люди вокруг чувствовали себя комфортно и хорошо».

8.00 Утро следующего дня. Номер отеля Four Seasons. Посреди комнаты на высоком стуле сидит Анна в восхитительной шелковой пижаме: на нежно-голубом фоне плывут воздушные белые облака. Пока ей делают грим, она качает босой ногой с ярко-красным педикюром и пьет чай. А затем укутывается в белоснежный махровый халат с монограммой отеля и, захватив кусок дыни, спускается на лифте в холл. Все происходящее очень напоминает кадры из голливудского кино. То, как она выходит из вертящейся двери отеля, садится в черный полированный лимузин и, отъезжая, машет нам рукой. Правда, тут еще надо добавить легкий «неголливудский» штрих — перед отъездом она заботливо спрашивает нас: «А вы на чем сами поедете?»

10.00 Сохо. Отель «60 Tompson». Мы с трудом помещаемся в небольшом номере. За окнами — привычный нью-йоркский гул: гремят грузовики, идет стройка. Надо сделать кадр на балконе, но начинает накрапывать дождик. Поэтому пока работаем внутри. Анна демонстрирует высший профессионализм, что неудивительно: ее фотографиями забит весь Интернет.

13.00 Двухэтажный номер отеля «60 Tompson». Мы переходим в номер люкс, огромный и изысканный. Фотограф Эрез Сабаг предлагает Анне сделать фотографию на балконе: мол, чтобы был виден этот фантастический город. Все получилось. Только за кадром осталось то обстоятельство, что на улице было очень холодно. Но Курникова мужественно позировала и улыбалась столько, сколько было нужно.

А потом ко мне подошел продюсер съемки и сказал, что мы можем поговорить с Анной сейчас, пока готовят свет для следующего кадра. Другого момента не будет.

Анна Курникова

ELLE Я читала, что вы мечтаете об актерской карьере.

АННА КУРНИКОВА О нет, неправда! Но ничего удивительного — это первое, что приходит на ум людям, когда они думают, чем бы я могла заняться.

ELLE Жаль, я хотела сказать, что вы так здорово фотографируетесь и вполне могли бы стать актрисой.

А.К. Фотография — совсем другое. Конечно, если будут интересные предложения в кино, то я подумаю. Но я не планирую делать такую карьеру. Там и без меня достаточно профессионалов. Сегодня для меня главное — работа с детьми в Boys & Girls Club здесь, в Америке. Работа клуба заключается в том, чтобы с помощью спорта и всяких игр развивать личность. Мы приучаем к дисциплине, даем навыки работы в команде. Все это очень важно для дальнейшей жизни. Мне нравится общаться с детьми: я занимаюсь с ними, иногда просто разговариваю. И сама словно возвращаюсь в свое детство.

ELLE Да вы просто Мэри Поппинс!

А.К. (смеется). Типа того. Но мне интересно общаться и с женщинами: помогать им держать себя в форме. Я столько лет была в профессиональном спорте, что, думаю, мне есть чем поделиться. Я знаю всякие секреты. Например, что кушать, если много летаешь самолетами. Как заниматься в гостинице без всяких тренажеров. Короче — практичный спорт для женщин.

ELLE Ваш комплекс упражнений для женщин должен помогать нам хорошо себя чувствовать?

А.К. Да. Нам нужны силы для принятия решений, для самореализации, для того, чтобы быть уверенной в себе. Мне кажется, что это помогает жить.

ELLE Вы считаете, женщина непременно должна думать о том, как она выглядит?

А.К. Дело даже не в том, как она выглядит. Это важно, но в первую очередь женщины и мужчины должны думать о своем здоровье. О том, чтобы сердце было крепким. Необязательно стремиться потерять вес, надо просто иметь физически крепкий организм.

ELLE Вы, кстати, похудели.

А.К. Нет, нет. Это у меня «ушла» мышечная масса, и пропал объем. Я никогда и не была полной, мне просто не в кого — мама и папа худые. В 16 лет у меня коленки торчали, и мама меня пичкала едой. Когда я активно занималась и играла по шесть часов в день, то спина развилась, стала широкой, — знаете, как у пловцов бывает.

ELLE На диете не сидели?

А.К. Я — на диете? Ха-ха! Никогда в жизни даже не задумывалась на эту тему. Всегда много ела — для того, чтобы была энергия.

ELLE Да уж, энергии у Вас хоть отбавляй.

А.К. Правильно, я очень-очень энергичная. Вернее, я жизнерадостная: хочу все попробовать, всему научиться, мне все интересно.

ELLE Я, кстати, прочитала...

А.К. Ой, то, что обо мне пишут, как правило, такая ерунда! Такие глупости! Я, если верить прессе, уже выходила замуж сто раз. А сколько было свадеб — и не сосчитать. Просто какие-то бесконечные исто-рии из моей жизни. А что вы хотели спросить?

ELLE Я забыла. Но вот о свадьбе с Энрике Иглесиасом точно должна спросить, иначе читательницы меня мысленно разорвут на части. Готовы говорить на эту тему?

А.К. Да, конечно. Спрашивайте.

ELLE Что правда, что — ложь?

А.К. Все — ложь!

ELLE ?..

А.К. По крайне мере, 90 процентов того, что о нас пишут, — ложь.

Анна Курникова

ELLE Расскажите правду.

А.К. Мы вместе уже четыре с половиной года. Мы познакомились в 2001 году на съемках видеоклипа. И с тех пор вместе. Вот и все. Легко и просто. Ничего особенного, никакой сенсации. Просто два человека встретились.

ELLE Аня, вокруг Вас много красивых и успешных мужчин. Но что привлекло Вас именно в Энрике?

А.К. Вас, может быть, это удивит, но у меня небольшой опыт в отношениях с мужчинами — я говорю о личных отношениях. Я была очень длительное время с Сергеем Федоровым. И сейчас вот с Энрике: мы вместе уже достаточно долго. Я не люблю ничего менять. Я люблю стабильность. Я люблю уверенность в отношениях. Что меня привлекло в Энрике? Он очень...

ELLE Он очень красивый!

А.К. (смеется). Это играет роль в первые пять минут. А потом уже абсолютно неважно! Главное, что за этим первым впечатлением следует. Мне нравится в Энрике то, что у него очень мощный стимул — в жизни, в творчестве. Он хочет многого добиться. Он смотрит вперед, а не сидит и плюет в потолок, как некоторые. У него много идей. С ним очень интересно разговаривать. С ним не скучно. Он и меня стимулирует действовать.

ELLE А вы, как сильная женщина, не подавляете его?

А.К. В личных отношениях я люблю, чтобы мужчина был лидером. Я действительно сильная женщина — в своей карьере, в принятии решений. Но когда я дома, то люблю, чтобы меня погладили по голове и сказали: «Ты моя маленькая, моя хорошая, не расстраивайся, все будет замечательно». Мне хватает того, что я сильная за пределами моего дома.

ELLE Аня, а ваши отношения развивались романтично? Вот вы встретились на съемках...

А.К. И после их окончания я уехала. И не видела его где-то месяц.

ELLE Но вы влюбились с первого взгляда?

А.К. (после паузы). Да... Я довольна своими отношениям с Энрике.

Анна Курникова

ELLE Я прочитала, что вы увлекаетесь кулинарией.

А.К. Я?! Неправда. Я могу, конечно, что-нибудь сварить-состряпать.

ELLE А как выглядит романтический ужин в вашем исполнении? Свечи, ну и так далее...

А.К. Нет, нет, я ни на что подобное не способна. Мой самый романтический ужин — купить побольше еды в придорожном «Макдоналдсе» и в машине ее съесть. Мне чем проще, тем лучше. А разные свечи — это не про меня. Я могу и на полу поесть. Я ко всему привыкшая.

ELLE Вы сейчас скажете, что и к шоппингу равнодушны.

А.К. Меня хватает на первые 10 минут. А потом становится скучно, лень выбирать. Заходить в примерочную — вообще ужас. Я люблю покупать сумки и туфли, потому что это быстро. Вот раньше, лет пять назад, я шоппингом увлекалась — была молодая, все было вновь, все хотелось примерить. А сейчас я уже абсолютно спокойна. Нашла свой стиль. Но до этого сделала много ошибок — 90 процентов вещей так и остались висеть в шкафу. Я поняла, что одежда должна быть удобной и компактной, когда ведешь такую напряженную жизнь, много ездишь.

ELLE Когда вы появились в холле отеля, то были одеты очень нейтрально.

А.К. Вот я такая всегда. Джинсы, черное, коричневое. Единственное, что меняется, — туфли, сумки и шарфики. Я не хочу выглядеть как девушка, которая trying toо hard (слишком сильно старается). Я это терпеть не могу! Мне хватает съемок: тогда я шикарно одеваюсь и как бы играю в эту игру. А в жизни мне нравится быть естественной, спокойной и чтобы было удобно.

ELLE Как вы отдыхаете?

А.К. Люблю просто ходить в кино: грызть попкорн и на два с половиной часа выключиться из жизни. Люблю сходить на ужин с друзьями. Ничего из ряда вон — медитацией не занимаюсь, ничем новомодным не увлекаюсь. Могу идти по спортивной дорожке и одновременно читать. Я вообще всюду читаю: в аэропортах, в самолете.

ELLE Аня, вы давно живете в США — стране, в которой очень сильны идеи женской независимости. А Россия только-только осознает для себя эту проблему.

А.К. Да, для России женская независимость — новая тема. Думаю, все должно быть в меру. Я за то, чтобы женщины работали, зарабатывали, делали карьеру. И мужчины, и женщины имеют на это равное право. Но... Мне нравится старая идея, согласно которой самое важное для женщины — семья, дети. И если удается найти баланс между карьерой и личной жизнью — хорошо. Конечно, сложно. Но были бы желание и воля.

ELLE Вы редко бываете в России.

А.К. 2–4 раза в год. Но в этом году была только один раз. Да, мало. Но бабушка, которую я навещаю в Москве, сама приезжала ко мне в Майами. У меня в Москве есть друзья, мой первый тренер Лариса Дмитриевна Преображенская. Но большинство подруг — девчонки-теннисистки — колесят по миру, и мы периодически встречаемся в Америке, в Европе. В Нью-Йорке у меня полно друзей.

ELLE О России — это был не дежурный вопрос. Я мало с вами общалась — только два дня, но мне как-то стало обидно, что на родине больше известен ваш образ дивы: звездной, недоступной и, что скрывать, капризной, даже высокомерной. А вы такая классная, оказывается. Но в России об этом почти никто не догадывается...

А.К. Я отлично понимаю, о чем вы говорите. То же самое происходит и в Америке. Многие судят обо мне, читая интервью, которые я давала, когда я играла и была очень-очень знаменитой. Была на вершине популярности. И многие помнят, что я говорила и делала в то время. Но сами подумайте: 16-летний ребенок, образно говоря, попал в Диснейленд. Что он там мог сказать? Я сейчас даже сама с трудом понимаю, что я тогда делала и говорила.

ELLE Вас даже упрекали в агрессивной манере поведения.

А.К. (волнуясь). Приходилось себя защищать. Разрывали же на части, тащили в разные стороны! Каждую минуту, каждую секунду что-то от меня хотели. И надо было обороняться, не показывать свое настоящее лицо и свое «я». Спортсмен не имеет права полностью раскрываться. Потому что потом соперники будут читать и изучать тебя: о, вот тут у нее слабое место, о, вот это может вывести ее из себя. Когда выходишь на корт, никто не должен даже догадываться о том, что ты чувствительная, о том, что ты ранимая.

Анна Курникова

ELLE А откуда вы в столь юном возрасте знали, что именно так нужно себя вести? Что нельзя быть слабой ни в чем?

А.К. Знаете, может быть, есть и другой вариант поведения... Но у меня не было опыта. Совсем юная. Рядом только мама — тоже молодая неискушенная женщина. И вдруг мы попали в такую ситуацию. Вообразите: 16-летний ребенок, каждый шаг и каждое слово которого оценивается и обсуждается всей страной. То, как ты майку надела, как ты нагнулась, — интересует всех! К подобному никто человека не сможет подготовить. Я сегодня, оглядываясь назад, порой задаю себе вопрос: «Со мной это произошло или нет?» Не хочу сказать, что я теперь совсем другой человек. Но я настолько выросла, настолько стала спокойнее. Так что иногда я отвечаю себе: «Нет, это было не со мной». Интересно, правда?

ELLE А что помогло вам не дать уничтожить себя «звездной болезнью»?

А.К. То, что я никогда не стремилась быть знаменитой. Я просто хотела играть в теннис. Знаете, для некоторых это стимул стать известными, популярными. Я другой человек. Я хочу делать только то, что мне нравится. Вот, например, мы говорили об актерской карьере. Да не хочу я, не «толкает» это меня в жизни — «быть звездой!». Меня спасает и то, что я живу во Флориде, а не в Лос-Анджелесе. Я далека от индустрии. Могу спокойно ездить в магазин, на автозаправку, гулять по улицам. То, что я могу вести нормальную жизнь, меня сохранило. Я не жду, что мне будут подавать кофе, что меня будут обслуживать. У меня даже нет постоянной домработницы. Один раз в неделю приходит женщина и убирает дом. Я ведь из России приехала, из однокомнатной квартиры и вполне способна сама о себе позаботиться. Я езжу на одной машине уже четыре года. А что удивительного? Да, в 16–17 лет я все попробовала. Но потом пришло понимание, что это поверхностно и неважно. Важно — что у тебя в сердце. Важно ночью спать спокойно, а утром без отвращения смотреть на себя в зеркало. Важно уметь выстраивать с людьми нормальные отношения. Понимание приходит с возрастом...

ELLE В июне вам исполнилось только 25 лет.

А.К. Я говорю не о цифрах, а об опыте. Я в этой индустрии больше 15 лет. Когда я приехала в Америку в феврале 1991 года, мне было 9. Обо мне сразу написали в «Нью-Йорк таймс» и поместили огромную фотографию. С этого момента начался отсчет. Начался опыт. Да, потом, заработав деньги, я покупала машины, одежду, бриллианты. Но вскоре стало ясно, что это не делает меня счастливой — как говорят американцы, не дает мне улыбки. Конечно, я не идеал. Я сделала много ошибок. Мне еще учиться и учиться. Но самое главное, что я очень хочу этого. Я всегда открыта новому. Я никогда не скажу: «Только я знаю, как правильно!» Мой стимул — становиться лучше, развиваться и идти вперед.

ELLE Но вы наверняка понимаете, что сделали в теннисе революцию?

А.К. Да ладно... Все так говорят, но я думаю, что просто оказалась в правильном месте в правильное время. Повезло, короче. Я, надеюсь, показала девочкам, что так можно, так бывает.

ELLE И мир до сих пор безуспешно пытается найти вторую Курникову...

А.К. Я не хочу выглядеть нескромной. Но скажу вот что: нужно быть собой. Я не лучше и не хуже. Все — индивидуальности. У каждого свои сильные и слабые стороны. Нельзя в чужую жизнь загнать другого человека. Пресса несправедлива, когда пытается это делать. Например, ищет вторую Курникову. Мне обидно за девочек. Каждая заслужила право быть собой. Они для этого много работают. Та же Маша Шарапова сама всего добилась. Лично мне бы не хотелось, чтобы меня с кем-то сравнивали.

ELLE Аня, я потрясена вашими роскошными волосами. Раньше, когда я видела ваши фотографии, то думала, что не обошлось без фотошопа.

А.К. До сих пор меня спрашивают: «А у вас волосы нарощенные?» Нет, мои, мои. Самый большой секрет — я ничего с ними не делаю. Не пользуюсь лаком, ничем не мажу, не сушу феном. Только раз в неделю наношу маску, обыкновенный кондиционер, и ложусь спать. Утром смываю. И все. Я пришла к выводу: чем меньше их трогаешь, тем лучше. Обычно я закручиваю их в пучок и так хожу.

ELLE Вас уже приглашают сниматься. Спасибо.

А.К. (улыбается). Пожалуйста.

14.00 Бар отеля «60 Tompson». Последние кадры мы делаем в эклектично оформленном зале — барочные люстры, полосатые шкуры на полу, бархатные диваны. На стойке выставлено то, что предварительно было внесено в райдер Анны Курниковой: курица гриль, овощи гриль, свежие овощи, сок, кока-кола, чай, кофе.

Мы делаем перерыв, чтобы перекусить. «Я овощи обожаю, — говорит Анна. — Они такие яркие! Наверное, это идет из детства, из того времени, когда в Москве их было мало». На моих глазах она делает очень вкусный салат, смешивая сырые и запеченные перец, баклажаны, зелень. Потом налегает на фрукты. Попутно рассказывает о свой московской бабушке, которая ни в какую не хочет менять свою маленькую квартиру: «Она говорит, что привыкла. Там у нее друзья, соседи. К сожалению, в прошлом году умер дедушка. Вот сегодня бабушка звонила и говорила, что идет дождь. А она сидит на даче и топит печку. Волнуется, как бы помидоры в теплице не пострадали. Хорошо, что у нее есть занятие. Иначе ей бы пришлось совсем плохо после того, как она осталась одна».

Фотограф Эрез говорит Анне, что все готово для следующего кадра. И она, уходя, жалуется мне: «Что-то я замерзла. Я вообще везде мерзну. Может быть, чайку чуть позже выпьем?»

15.30 Холл отеля «60 Tompson». Наша работа закончена. Мы обменивается прощальными поцелуями. Анна Курникова с небольшим чемоданом («Я никогда не вожу с собой много вещей — только самое необходимое») торопится в аэропорт, чтобы успеть на рейс Нью-Йорк — Майами. Мы с Филиппом смотрим друг на друга и, не сговариваясь, расплываемся в улыбке. И произносим практически хором: «Она — чудесная!»


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.