Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Голос нации

Интервью для глянцевого журнала с политическим деятелем другого государства — задача сложная. Чтобы избежать скучной политкорректности, главный редактор ELLE Ирина Михайловская говорила с дочерью президента Казахстана Даригой Назарбаевой о том, почему она воспитывалась в деревне, во сколько лет лучше выходить замуж и нужно ли пить сырые яйца, чтобы сохранить оперный голос.

image

Интервью для глянцевого журнала с политическим деятелем другого государства — задача сложная.

Чтобы избежать скучной политкорректности, главный редактор ELLE Ирина Михайловская говорила с дочерью президента Казахстана Даригой Назарбаевой о том, почему она воспитывалась в деревне, во сколько лет лучше выходить замуж и нужно ли пить сырые яйца, чтобы сохранить оперный голос.

«Про оперный голос — это не шутка. Дарига Назарбаева — обладательница проникновенного меццо-сопрано, и в Москве она оказалась как раз потому, что давала сольный концерт в Камерном зале Московского дома музыки. Я была на этом концерте: Дарига исполняла русские романсы, итальянские оперные арии, казахские народные песни, а когда спела «Мой милый, если б не было войны» — я прослезилась. Честно. Не знаю, можно ли так выразиться, но она поет всей душой. Она пела даже во время нашей съемки.

И.М. Вы и с детства пели дома?

Д.Н. Да — как все, наверное…

И.М. Ну не все, вот некоторые хотели бы, но не могут… У Вас две младшие сестры — они тоже поют?

Д.Н. Да, и замечательно поют! Просто самая наглая из них оказалась я. (Смеется.) Вообще, у нас музыкальная семья. Когда собираемся по праздникам, дни рождения, торжества всякие — без песни не обходится ни одно застолье. А заниматься я начала здесь, в Москве, когда училась в МГУ на историческом факультете. Меня опекали друзья родителей, московская семья; хозяйка увлекалась вокалом и однажды предложила: «Давай мы тебя тоже прослушаем». Прослушали, сказали: «А что, у тебя есть данные, тебе надо заниматься».

И.М. А школу музыкальную в детстве заканчивали?

Д.Н. Нет. Родители не дали. Мама. Я ведь росла в деревне у бабушки и дедушки, только после первого класса меня забрали в город. Я была казахскоязычная, а тут русская школа… Мне было очень тяжело, я только музыкой занималась с удовольствием. Но мама решила, что это мешает основной учебе. Я так плакала тогда!

И.М. А почему Вы росли в деревне?

image

Д.Н. Есть такая казахская традиция — старшего внука имеют право забрать на воспитание и даже усыновить родители со стороны отца. И моя бабушка мечтала о внуке или внучке: специально приехала за несколько месяцев до моего рождения, дождалась и через четыре месяца забрала. С этого возраста до восьми лет я росла в деревне и не жалею нисколько. Маленький дом, хозяйство, куры, гуси. Дед у меня был замечательный огородник — у него такие диковинные фрукты росли, яблоки – наш алма-атинский апорт, помните? Чудесное было время.

И.М. А родителей часто видели?

Д.Н. По тем временам далеко и дорого было добираться — самолетом полтора часа. Поэтому родители, бедные, только летом приезжали в отпуск, а я от них бегала, как черт от ладана. Боялась, что они меня заберут. А еще бабушка меня к ним страшно ревновала, говорила: «Я твоя настоящая мама», а родителей учила называть по именам — Сара и Нурсултан. А я стеснялась и вообще никак не называла.

И.М. А сейчас?

Д.Н. Только когда замуж вышла и муж стал моих родителей называть – «мама, папа», тогда и я себя пересилила.

image

И.М. А в Вашей семье Вы не соблюли эту традицию — отдать старшего ребенка родителям мужа?

Д.Н. Ну что вы, у меня такой страх сидел в голове — я помню, как трудно мне было адаптироваться в родительской семье. И я дала себе слово, что своих детей никогда никому на воспитание не отдам.

И.М. Я знаю, что у Вас два взрослых сына и маленькая дочка. Ей сколько сейчас?

Д.Н. Восемь лет. Она здесь — везде со мной путешествует, в первом ряду на концертах сидит, болеет.

И.М. И сыновья приехали?

Д.Н. Да, все здесь: младшему 18 — он студент, учится в Казахстанском институте на менеджменте и экономике прогнозирования. А старшему 23 исполнилось, он у меня банкир. У него у самого уже двое детей — моих внуков!

И.М. Ничего себе! Это по нынешним временам ужасно рано.

Д.Н. Он в жену свою был влюблен с 14 лет — такой однолюб, а в 18 сказал: «Мама, я женюсь».

И.М. И Вы не возражали?

Д.Н. Поначалу — это же стресс для меня был — я сказала — зачем жениться? Просто так живите. Закончите институт и т. п.… Ну, как нам родители говорили. Но в итоге я довольна. У меня очень хорошая невестка — умница, красавица и два замечательных внука. А к тому же я его теперь не караулю по ночам, за ним жена смотрит. (Смеется.) Это младший, когда уходит в ночь — клубы там всякие, интернет-кафе, сиди и думай: где он там и с кем! Я уж и ему говорю: «Давай женись быстрее!» Вообще чем раньше в брак вступаешь — тем лучше, особенно для девушки. Самый лучший возраст 22—23. С годами разборчивей становишься, и там уже все труднее, к 30 — так вообще… Вон у моих друзей есть дети, сыновья, которым уже за 30, они и не думают жениться, а друзья страдают. Очень хотят внуков.

image

И.М. Вы-то сами когда вышли замуж?

Д.Н. В двадцать лет. А потом уже – дети, аспирантура — и не стала поступать в Консерваторию, а ведь хотела! Даже собиралась перевестись из университета, но папа сказал: «Сначала закончи учебу, а потом захочешь петь – пожалуйста».

И.М. Родители склонны воспринимать творческие порывы детей как нечто несерьезное, Вы согласны?

Д.Н. Да, есть такой момент. Но я все равно не бросала петь, у меня в Алма-Ате была замечательный педагог, Надина Абдурахмановна Шаримова, уже умерла, к сожалению. И она мне все говорила: «Сколько уже лет, как мы с тобой занимаемся, а для чего?» Ну как — для себя, для друзей… я совершенно не планировала выходить на сцену и петь на публику. Нет, она говорит, давай попробуем: выйди на сцену, спой перед ветеранами войны — это как раз было перед 9 мая 2001 года. И вот тогда я в первый раз перешагнула этот очень трудный барьер и вышла на сцену — это было мое первое сольное выступление.

image

И.М. Что Вы пели тогда?

Д.Н. Старинные романсы и песни военных лет.

И.М. Вы вообще романсы любите?

Д.Н. Да, мы еще в общежитии пели под гитару.

И.М. И Вы играли на гитаре?

Д.Н. Когда-то играла.

И.М. А какие у Вас любимые романсы?

Д.Н. Ну… «Но я вас все-таки люблю», «Звезды на небе» — очень красивый романс, «Калитка», «Не уезжай ты, мой голубчик»… Ой, могу очень долго перечислять.

И.М. А как беречь голос, у Вас лично от чего зависит: в голосе — не в голосе?

Д.Н. Вы знаете, вроде бы за плечами уже шесть или семь сольных концертов — а до сих пор не знаю… вот сегодня звучит голос, и ты не можешь этого объяснить ничем, а завтра нет. А главное — нет никаких специальных лекарств или приемов.

И.М. То есть сырые яйца не пьете, как в кино показывают?

Д.Н. Ну да, это все спрашивают (смеется). Одна моя знакомая поет в знаменитой венской опере, и вот мы с ней как-то в Вене обедали, а я знала, что вечером у нее выступление. Угадайте, что она пила?

И.М. Ну… кипяток какой-нибудь или молоко теплое…

Д.Н. Ледяную кока-колу из огромной кружки! Так что — это все неважно, и у всех по-разному, а я считаю, просто надо себя постоянно эмоционально подпитывать, чтобы в настроении быть.

И.М. И как Вы себя на сцене чувствуете?

Д.Н. Ой, столько эмоций самых разнообразных и противоречивых — страх, волнение, счастье… Я теперь знаю, когда выходишь в зал, самое важное — установить с ним контакт, чтобы публика тебя полюбила и ты бы ее полюбил. Это непередаваемое эмоциональное ощущение — когда отдаешь и получаешь! Это наркотик. И я сейчас понимаю артистов. Да, у них адский труд, он требует колоссальной отдачи — душевной, эмоциональной, физической, но они уже без этого жить не могут.

И.М. А политика? Это ведь тоже своего рода наркотик? Получаешь ли от этого отдачу как от сцены?

Д.Н. То же самое. Та же публика, которая с интересом ждет встречи с тобой и хочет услышать, что же ты скажешь. И ты тоже выходишь к публике и ставишь себе задачу: «Взять!» И — победа — когда чувствуешь, что все, настроение в зале изменилось, аудитория твоя.

И.М. А за счет чего это удается? Что нужно делать?

Д.Н. Надо людей любить и быть с ними искренним. Уметь донести то, что ты хочешь, на их языке. Неважно — выступаешь ли ты с политической речью, поешь или играешь спектакль. Я сейчас очень много встречалась с молодежью, студентами в Казахстане — очень люблю такую аудиторию. И они уже не как мы, не «советские дети» — у них нет нашего страха и зажатости! Они совершенно свободны – вот он встает себе, поднимает руку, задает мне вопрос. Ну там… про личную жизнь. Даже не задумывается — деликатно это, не деликатно, тактично – не тактично! Или традиционное: «Хотите ли стать президентом?»

И.М. А если я тоже Вам задам такой вопрос? Собираетесь стать президентом?

Д.Н. Нет, не собираюсь. Я довольна тем, как складывается моя жизнь. Но я точно знаю, что, если перед собой ставишь какую-то задачу, ее можно решить.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.