Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Девушка с обложки: Кира Найтли

Кира Найтли, которая снимается и в голливудских блокбастерах вроде «Пиратов Карибского моря», и в английской классике, такой, как «Гордость и предубеждение», на родине в Британии считается средненькой актриской с хорошеньким личиком. ELLE уверен, что ее таланта достаточно, чтобы получить политическое убежище в любой стране мира

Платье из шелковой тафты, накидка из тюля, все — Chanel

Платье из шелковой тафты, накидка из тюля, все — Chanel

Кира Найтли, которая снимается и в голливудских блокбастерах вроде «Пиратов Карибского моря», и в английской классике, такой, как «Гордость и предубеждение», на родине в Британии считается средненькой актриской с хорошеньким личиком. ELLE уверен, что ее таланта достаточно, чтобы получить политическое убежище в любой стране мира

«Принести вам что-нибудь?» — спрашивает Маркус, телохранитель Киры. Этот человек, гора мышц с изыс­канными манерами, в своем письме описывал выбранное для интервью место как «изумительный паб, известный с 1725 года и упомянутый в нескольких романах Чарльза Диккенса».

«Очаровательная», — так Маркус характеризует свою работодательницу, пока мы сидим в ожидании Найтли в «Башмаке», лондонском пабе, который он выбрал для этой встречи. Обычно Маркус сопровождает Найтли до дома даже после репетиций в постановке «Мизантропа» — ее грядущего дебюта на театральной сцене, хотя идти там буквально несколько шагов. Удивительно, но факт: нигде в мире на долю Киры Найтли не выпадает такого количества грубости и нападок, как в Лондоне, городе, который она считает родным. Пару лет назад к шедшей в одиночестве Найтли пристал неуравновешенный почитатель, который, не получив желаемой реакции на свои восторги, тут же принялся орать: «Да кто ты вообще такая, мать твою?» А папарацци, по словам Маркуса, здесь куда изворотливей, чем где бы то ни было. Даже в сельском Шропшире, где снимался ряд сцен для «Искупления», ему приходилось по ночам сопровождать сторожа со сворой гончих, патрулируя огромное поместье, и они неизменно обнаруживали засевших среди деревьев фотографов с телеобъективами.

«Башмак» не производит впечатления места, куда частенько захаживают знаменитости, и бармена, узнавшего, что с минуты на минуту в дверях появится Найтли, бросает то в жар, то в холод: «О господи. Она же богиня!»

Минутой позже вышеозначенная богиня спускается с Олимпа в развевающихся на ветру прозрачных одеждах (вообще-то, она появляется одетой в джинсы, свободный берет и байкерские башмаки, хотя и окруженная душистым облаком, в котором я правильно угадываю аромат Chanel Coco Mademoiselle, духов, в рекламе которых можно лицезреть лицо и почти обнаженную фигуру актрисы). «Да, в самом деле? С утра с меня семь потов сошло. Хорошо, что вы сидите там, а не рядом», — отвечает она на мой комплимент по поводу духов и наклоняется к собственной подмышке. Парировать комплимент высказыванием на тему потоотделения — типичная для Найтли манера. Несколько лет назад я уже брал у нее интервью и обнаружил, что актриса почти патологически не желает признавать своих достоинств ни в плане внешности, ни в плане таланта. Вместо этого она тогда долго рассуждала о привычке выдавливать угри, призналась, что полновата ниже талии, и заявила, будто не может смотреть на себя на экране без содрогания. Эти самоуничижительные высказывания относились даже к «Гордости и предубеждению», фильму, который к тому времени уже принес ей номинацию на «Оскар» и заставил умолкнуть большинство критиков, считавших ее весьма средней актрисой с хорошеньким личиком.

Без сомнения, личико у Найтли прелестное, хотя сегодня его и скрывают длинные каштановые пряди. «Я отрастила волосы, потому что никто не просил сделать стрижку. Обычно я стригусь только для работы», — поясняет она.

В прошлом году она много снималась (в ближайшее время мы увидим Киру в трех проектах: экранизации романа Кацуо Ишигуро «Не отпускай меня», режиссерском дебюте сценариста «Отступников» Вильяма Монахана «Бульвар Лондон» и в паре с Сэмом Вортингтоном в «Последней ночи»).

Платье с вышивкой, легинсы из джерси, все  — Marc Jacobs; часы, белое золото, бриллианты, De Beers;  туфли, Antonio Berardi

Платье с вышивкой, легинсы из джерси, все — Marc Jacobs; часы, белое золото, бриллианты, De Beers; туфли, Antonio Berardi

Наш с Кирой разговор происходит за несколько недель до театральной премьеры «Мизантропа». Знаменитая комедия Мольера изрядно осовременена — часть строф перерифмована и обильно приправлена крепким словцом. Найтли играет американку — молодую, красивую, испорченную киноактрису, которая спит с самим мизантропом и, возможно, со всеми прочими действующими лицами как мужского, так и женского пола. «Дженнифер — сумасшедший коктейль: с одной стороны, она законченная сучка, уверенная в себе и вселяющая ужас, но в то же время она невероятно молода, и, возможно, ее используют куда больше, чем она сама это осознает», — рассказывает Найтли, чье воспитание не позволяет назвать имена голливудских мегер, с которых списана ее интерпретация роли.

Сегодня Найтли репетировала, как она выражается, «схватку сучек», сцену из третьего акта, в которой ее героиня получает отповедь от актрисы постарше. Она вытаскивает текст пьесы и зачитывает: «Разве не видишь, что тебя засосало в машину славы, откуда исправно выплевывается готовый продукт? Неужели ты настолько затрахала собственные мозги, что видишь хоть какую-то связь между славой и своими способностями? Нет, ты всего лишь одна из марок женственности, выставленная на продажу. Твое лицо — очередное изображение на витрине, а тело — чистой воды товар».

Найтли поднимает голову и многозначительно смотрит на меня. Неужели, спрашиваю я, даже после хвалебных отзывов об ее игре в «Гордости и предубеждении» и «Искуплении» ее беспокоят мысли, что талант не успевает за известностью? «Не знаю, — устало отвечает моя собеседница. — Не знаю. Каждый раз, давая интервью английским журналистам, обязательно получаю вопрос: «Как вам живется, зная, что все считают вас дерьмовой актрисой?»

Для меня это звучит как полный бред, английские штучки, ложная скромность. И все же стоит признать: Найтли не входит в число любимчиков британской прессы.

В 2007 году «Дэйли Мэйл» в статье о 19-летней девушке, умершей от анорексии, разместила в качестве иллюстрации фотографию Найтли в бикини, снабдив ее заголовком: «Если бы фото вроде этого снимка Киры шли с титрами «Минздрав предупреждает», моя дорогая доченька, возможно, осталась бы в живых». Найтли, всегда отличавшаяся естественной худобой и чуть ли не в каждом интервью разъяснявшая, что есть такое явление, как астенический тип телосложения, к которому она и принадлежит, успешно подала на газету в суд за намеки, будто она скрывала подробности своей диеты и несет частичную ответственность за смерть девушки.

Впрочем, ей достается не только от журналистов. Перед тем как получить роль в фильме 2005 года «Пиджак», Кира услышала от режиссера Джона Мэйбери следующее: «Должен признаться: не хочу, чтобы роль досталась тебе. Не думаю, что ты способна играть». (Надо заметить, что, согласившись тогда снимать Найтли из-за давления продюсеров, Мейбери в 2008-м безо всякого влияния извне пригласил ее в другой свой фильм, «Запретная любовь», по сценарию, написанному мамой Найтли.)

«Джо Райт — еще один человек, который очень со мной честен, — говорит Найтли о режиссере «Гордости и предубеждения». — На съемках он все время командовал: «Закрой рот и прекрати надувать губы!» О, эти надутые губки, которые мы отлично помним по первой части «Пиратов». Я умоляю Найтли повторить этот трюк для меня, но она отказывается. «Не собираюсь этого делать», — твердо заявляет Кира, что неудивительно, поскольку критики неоднократно заявляли, что это признак тщеславия. Сам Райт, никогда не стеснявшийся критиковать мимику Найтли, считает, что опущенные уголки губ означают что угодно, только не попытку изобразить сексуальное «непроницаемое» лицо. «Кира от природы выглядит так, словно надувает губы. По моим наблюдениям, у всех актеров есть «тик», нечто, что делается неосознанно, в момент замешательства или неуверенности», — считает он.

Платье из шифона, Bottega Veneta

Платье из шифона, Bottega Veneta

Подруга Найтли, сценарист и режиссер Масси Таджедин, пригласившая ее на роль в своем новом фильме «Последняя ночь», говорит, что Кира, похоже, постоянно испытывает неловкость: «В одном эпизоде я хотела, чтобы она смотрела прямо в камеру. Было такое чувство, словно я попросила ее сунуть руку в огонь. У нее прямо-таки отвращение к камере. Для киноактрисы звучит анекдотично, но это правда».

«Последняя ночь», повествующая о паре из Манхэттена, проводящей одну ночь отдельно друг от друга, дает мне повод поговорить с Найтли на тему «клубнички»: в фильме они с Сэмом Вортингтоном играют мужа и жену, у каждого из которых появляется соблазн изменить супругу. «Пока шли съемки, — вспоминает Найтли, — на площадке разгорались просто потрясающие дискуссии о том, хуже или лучше измена в чувствах по сравнению с изменой физической. Мнения разделились в основном по половому признаку. Незамужние женщины все как одна считали, что неверность на эмоциональном уровне в десятки раз хуже, чем не отягощенная чувствами интрижка. А большинство мужчин, с которыми я это обсуждала, сказали, что главным предательством будет именно акт физической близости».

«Фильм ставит еще один вопрос: будет ли еще более серьезным предательством, если секс за ночь внебрачных утех произойдет дважды, а не один раз, — говорю я. — Ведь, наверное, человека должно охватить раскаяние, после того как уляжется возбуждение».

«Да, когда… ммм… соитие уже позади. Или как это назвать… Неважно; и тут ты говоришь себе: «Что же ты, мать твою, наделала?» В этом что-то есть. Один раз — понятно, но дважды — это куда хуже…»

Я спрашиваю, что Кира испытывает к героине Евы Мендес, которая только и ждет, чтобы сцапать чужого мужчину, и ее ответ застает меня в расплох: «Не знаю, я не была по ту сторону баррикад, но сама я испытала к ней что-то вроде сочувствия. Думаю, это очень сексистский подход: если мужчина внезапно изменяет с другой, то разве в этом виновата та женщина? Неужели вина не на мужчине?» — «А как же женская солидарность?» — «Да пошли вы! — немедленно откликается Найтли. — Если человек женат, то вся чертова ответственность на нем, на мужчине. Если он изменяет, то виноват он, а не какая-то там разлучница!»

Найтли признается, что на съемках «Последней ночи» успела полюбить Нью-Йорк и до сих пор скучает по бубликам и копченому лососю.

Когда она покидает «Башмак», я думаю, что было бы здорово, если бы она переехала в Нью-Йорк. Журналисты за пределами Британии Киру Найтли обожают: с ней весело, ведь это женщина, владеющая искусством словесной пикировки, натренированная жизнью в семье самоуверенных театралов. Однажды я спросил у коллеги, которому довелось брать интервью у многих десятков актрис: случалось ли, что он влюблялся в собеседницу прямо во время разговора? «Такое было только с Кирой», — мечтательно вздохнул он. Кто же способен перед ней устоять? Похоже, только Британия.

Фото: Carter Smith


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.