Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Борец с умом

Назвать его шахматным королем было бы справедливо, но с точки зрения шахмат неграмотно: король в шахматах — фигура пассивная и трусливая. Гарри Каспарову смелости и активности не занимать. встретиться с ним нам удалось в Санкт-Петербурге.

image

Назвать его шахматным королем было бы справедливо, но с точки зрения шахмат неграмотно: король в шахматах - фигура пассивная и трусливая.

Гарри Каспарову смелости и активности не занимать. встретиться с ним нам удалось в Санкт-Петербурге. С бывшим чемпионом мира беседует главный редактор ELLE Ирина МИХАЙЛОВСКАЯ. Фотограф Василий КУДРЯВЦЕВ.

Когда кто-то из известных людей, деятелей искусства или спортсменов вдруг выходит за рамки своей привычной роли, а тем более ударяется в политику, общество относится к этому с большим скепсисом. Это нормально. В США мало кто поначалу всерьез воспринимал политические амбиции Рональда Рейгана и Арнольда Шварценеггера. Однако же — вон как все вышло. У гостиницы «Пулковская», где проходит региональный тур выборов Объединенного гражданского фронта, я ожидала увидеть что-то похожее на демократические митинги конца 80-х — начала 90-х. Но все на удивление спокойно, народ толпится только перед конференц-залом, много журналистов (судя по камерам и микрофонам) и охраны (судя по телосложению). За их плотными спинами слышу тот голос, из-за которого, собственно, я сюда и примчалась. Прямо с чемоданом, сделав приличный крюк по дороге в Милан на Неделю моды. Голос приближается, спины расступаются, радостно киваю: «Здрасьте!» Каспаров хмурится: «Из журнала? Что вы так поздно? Я вас в три ждал». — «Самолет задержали!» — «У меня сорок пять минут». Ну, нам с фотографом этого достаточно: отходим в сторону. Мы с Каспаровым садимся за столик, вокруг нас тут же пытаются пристроиться другие журналисты, даже микрофоны свои подсовывают. Вежливым, но решительным жестом даю им понять, что это у них не пройдет. Каспаров говорит быстро, эмоционально, иногда перебивая меня: видно, что человек привык быстро думать. При этом по-прежнему хмурится. Или у него просто брови такие?

ELLE Вы расстроены?

ГАРРИ КАСПАРОВ Да нет, устал просто. Вчера только вернулся из европейского турне: я же еще книжки пишу, лекции читаю… Приехал, записал текст для нашего видеоролика, сегодня с утра здесь, а в десять вечера самолет, завтра московский этап выборов.

ELLE Кого в итоге объединил Объединенный гражданский фронт?

Г. К. Мы объединяем самых разных людей…

ELLE Да я про партии!

Г. К. А мы не объединяем партии. В России партийная структура себя изжила — партии реально функционируют в пределах Садового кольца. Мы объединяем тех, кто считает, что сегодня в России нужна широкая политическая реформа. И деление на правых и левых в ситуации, когда в стране ужесточается авторитарный режим, — бессмысленно.

ELLE А почему на предыдущих выборах правые — ну, Явлинский, Хакамада — не смогли объедини...

Г. К. Да они и не собирались! Они представляют абсолютно разные общественные силы!

ELLE Но ведь понятно было, что…

Г. К. Да ничего не было понятно! Вы живете в мире иллюзий! Все эти партии функционировали в рамках, отведенных Кремлем.

ELLE А вы чего добиваетесь? Какая у вас политическая задача-минимум?

Г. К. Она же и задача-максимум: формирование альтернативной площадки. Сегодня России нужна широкая коалиция — как в Чили в конце 80-х, когда все — от коммунистов до христианских демократов — объединились, чтобы на конкретном этапе победить Пиночета на референдуме.

ELLE А личные политические амбиции? Наверняка они у вас есть!

Г. К. Все мои амбиции связаны с моей страной. Вряд ли я смогу сделать что-то такое, что затмит мою былую славу чемпиона мира.

ELLE Разве что стать президентом России? Это было бы возможно?

Г. К. Я пока не ставлю перед собой такой задачи. Но, наверное, в принципе все возможно. Мне только 44 года. И сейчас я добиваюсь того, что считаю важным для страны. Если для этого потребуется баллотироваться — я готов.

image

ELLE А в юности, пока играли...

Г. К. Я играл гораздо дольше, чем в юности, — до сорока одного года!

ELLE Нет, я-то имею в виду детство и юность — что вы думали о стране, в которой жили? Каких взглядов придерживались в вашей семье?

Г. К. Семья была очень разная: с одной стороны, дедушка — старый коммунист. С другой — дядя, папин брат (папа у меня рано умер), представлял иную точку зрения. Я слушал разные истории, читал книжки, за границей побывал довольно рано — в 13 лет, во Франции. И начал понимать разницу в уровне жизни и уровне свободы уже тогда. Годам к 17 мои взгляды сформировались. Но у меня было главное занятие в жизни — шахматы, и я не собирался вступать в открытое противоречие с режимом. А потом уже стало ясно, что игра в шахматы тоже может быть противостоянием системе — если играешь с таким чемпионом мира, как Карпов.

ELLE Вы тогда просто бесконечно играли — полгода, наверное…

Г. К. Сто пятьдесят девять дней. Я довольно подробно об этом в книге рассказываю (книга Гарри Каспарова «Шахматы как модель жизни» опубликована в 22 странах.— ред.). Должна была выйти к книжной ярмарке, но издательство сорвало выпуск.

ELLE Потому что ярмарка — это публичность, интервью, некий шум вокруг вашей фигуры?

Г. К. Разумеется. И сам факт, что крупнейшее книжное издательство опасается выпускать мемуарно-философскую книгу чемпиона мира по шахматам, где про политику, может, одна страничка из трехсот, — красноречиво говорит об атмосфере в стране.

ELLE На телевидение не пускают?

Г. К. Нет, конечно. Никто и не скрывает, что на главных каналах ТВ существуют стоп-листы.

ELLE Тотальный контроль?

Г. К. А иначе власть просто не удержится: в условиях чудовищного расслоения в обществе правдивый рассказ о том, как живет элита и каков у нас уровень коррупции, может привести к резким выступлениям.

ELLE Но про жизнь «на Рублевке» регулярно рассказывают, а революции не происходит — почему?

Г. К. Под элитой я подразумеваю власть, правительство, тех, кто ворочает десятками миллиардов. О них не говорят.

ELLE А на радио такой же контроль?

Г. К. «Эхо Москвы» — единственная радиостанция…

ELLE …которой позволено быть «либеральным рупором»?

Г. К. Что значит — позволено? Они принадлежат Газпрому, и их могут прикрыть в любой момент. Но прикрытие «Эха» стало бы совсем уж символичным возвратом к тоталитарному прошлому. И дискредитировало бы власть. А так у них выступают все: и патриоты, и демократы — тоталитарный сплав всех точек зрения. Может, Кремль считает, что если «Эхо» исчезнет, то Путину неоткуда будет получать информацию?

ELLE Расскажите о ваших иллюзиях и разочарованиях.

Г. К. Вся жизнь состоит из разочарований!

ELLE Я политические имела в виду.

Г. К. Тут их не так уж много, потому что нет иллюзий: мы же понимаем, что противостоим системе с гигантскими ресурсами, значительно превосходящими наши.

ELLE А с какой шахматной фигурой вы могли бы себя ассоциировать?

Г. К. Для меня шахматы не делятся на фигуры, это игра концепций. У меня всегда был принцип: хороша та фигура, которая полезна на доске в данный момент.

ELLE Вы очень рациональный человек.

Г. К. Вы ошибаетесь! Я человек достаточно динамичный…

ELLE …да я не сомневаюсь!

Г. К. …и эмоциональный! Просто некоторые вещи надо рассматривать именно с рациональной точки зрения, потому что иначе не получается! Я сейчас участвую в игре, где ставки на победу и поражение выше, чем в шахматной партии.

ELLE Что считать поражением и каковы будут ваши действия при этом сценарии?

Г. К. Учитывая нравы и повадки тех, с кем мы боремся, поражение может быть очень серьезным. Но я хочу понимать, что сделал все, что мог. Делай, что должен, — будь что будет.

image

ELLE Вы, если что, — уедете?

Г. К. Я мог уехать очень давно и много раз. Сейчас моя страна может меня только выгнать — уезжать я не собираюсь. Я здесь вырос, я за мою страну играл, я за нее боролся, здесь мои дети. Пусть Путин уезжает.

ELLE Сколько у вас детей?

Г. К. Трое. Дочка, сын, дочка. Старшей четырнадцать лет. Сыну — одиннадцать. А маленькой дочке будет год через неделю.

ELLE Но все от разных жен, я так понимаю?

Г. К. Ну да.

ELLE А где и когда вы с нынешней женой познакомились?

Г. К. В Санкт-Петербурге. Я в 2000 году выступал в гуманитарном университете профсоюзов, она там была студенткой, так мы и встретились. Потом отношения складывались постепенно, в 2004 году я решил свои прошлые проблемы, и в 2005-м мы поженились.

ELLE «Решил прошлые проблемы» — это значит «развелся»?

Г. К. Естественно. Но в отличие от первого развода это было гораздо менее болезненно. Первый развод был очень тяжелым, кончилось тем, что первая жена уехала с ребенком в Америку и дочка там выросла. А здесь мы остались в хороших отношениях, и сын растет в Москве.

ELLE Где бы вы хотели себя видеть через десять лет?

Г. К. Даже думать не хочется. Сейчас мало кто мыслит такими категориями. Мы живем в таком динамичном и опасном мире, что десять дней — это уже срок.

ELLE Что вас раздражает?

Г. К. Многие вещи. Например, у нас в стране — беспринципность. Циничная беспринципность людей, которые пытаются себя оправдать, обслуживая власть. И в этом плане мне куда понятней омерзительный Леонтьев, чем прилизанный Сванидзе. Ограниченность меня раздражает…

ELLE В смысле — тупость? Или необразованность?

Г. К. Зашоренность, скорее. Когда люди не видят картины в целом и при этом отказываются даже слушать аргументацию. Отсутствие толерантности меня раздражает. Я сам человек импульсивный, но понимаю, что толерантность — необходимое условие выживания в современном мире.

ELLE А вы срываетесь на людей?

Г. К. Стараюсь себя контролировать, хоть я и импульсивный человек.

ELLE Когда вас держали в милиции после Марша несогласных — вы сохраняли толерантность?

Г. К. Старался. Милиция же просто делает свою работу. Самое омерзительное — это был суд. Когда судья на белое говорит «черное», на черное «белое», все понимают, что это постыдный фарс, и все в этот фарс играют…

ELLE А как вы относитесь к суду присяжных?

Г. К. Не может быть суда присяжных в стране, где правят спецслужбы. Нельзя взять какой-то элемент демократии, сказать: «мы его сейчас введем, и все будет хорошо!» Это комплекс вещей, по отдельности они не работают — как детали автомобиля.

ELLE В советское время государство отбирало шахматные гонорары?

Г. К. Отбирало, но гораздо меньше, чем в других видах спорта. По советским спортивным меркам мы жили хорошо. В 1975 году Карпов и Петросян добились того, что большая часть призов оставалась у нас на руках.

ELLE Вы богатый человек? По вашим собственным понятиям?

Г. К. Трудно сказать: у меня есть квартиры в разных местах, трое детей, которые ни в чем не нуждаются. Я могу жить как я хочу плюс я продолжаю зарабатывать — хоть и не так, как раньше, когда играл в шахматы. Я не испытываю никаких финансовых потребностей — по моим собственным меркам. Хотя понятно, что сегодняшние российские мерки богатства явно выходят за рамки моих возможностей.

ELLE Каким талантом хотели бы обладать?

Г. К. Наверное, если бы мне дали возможность время свое перераспределить, я хотел бы больше языков выучить.

ELLE А какие вы сейчас знаете?

Г. К. К сожалению, только два — русский и английский, и это меня страшно угнетает.

ELLE Что для вас счастье?

Г. К. Наверное, счастье, это умение находить радость для себя в тех ситуациях, в которых оказываешься. У меня никогда нет рутины. Я наслаждаюсь временем, которое провожу в семье, и отдаюсь тому, что делаю. Да, сейчас, когда такое напряжение, иногда хочется уехать и ни о чем не думать. Но я не уверен, что у меня бы это получилось.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.