Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

«Заставить человека думать – самое сложное»: интервью с «Квартетом И» о новом спектакле

В Москве с успехом идет новая постановка «Квартета И» «В Бореньке чего-то нет». Серьезный разговор о смехе и умении признаваться в собственных слабостях – в интервью ELLE

ELLE Почему вы решили самостоятельно писать пьесы, а не пользоваться готовыми текстами – нет ничего интересного или хотите сделать материал более современным?

Ростислав Хаит Второе. Хочется отразить время. Хочется говорить о том, что чувствуем сами – а нам сложно чувствовать то, что написали другие. Когда-то мы пытались играть чужие пьесы, Мольера, Лабиша, немного их переделывая. Но потом стало ясно, что надо пробовать что-то свое.

Леонид Барац При этом первую пьесу мы вообще написали практически случайно. В конце 1990-х мы работали на «Нашем радио» и дружили с Мишей Козыревым, Лешей Кортневым. У нас было много материала для радиостанции, и мы решили совместить это с выступлениями группы «Несчастный случай». Из этой идеи все и получилось впервые.

Р. Х. Пока готовились к выступлению, мы поняли, что просто перемежать песни нашими выступлениями – мало, и все равно нужен сюжет, нужна система персонажей. То есть нужна пьеса. И мы ее написали. Получилось неплохо, на наш взгляд – «День радио» идет на сцене уже более 15 лет. Так что с того момента мы поняли, что писать про то, что знаешь, куда легче и лучше, чем играть в сотый раз Чехова или Шекспира.


«Заставить человека думать – самое сложное»: интервью с Максимом Виторганом и «Квартетом И» о новом спектакле

ELLE Каждый новый спектакль «Квартета И» становится все глубже и серьезнее – может, рано или поздно вы поставите настоящую трагедию?

Р. Х. Ну, мы стали серьезнее, начиная с пьесы «Быстрее, чем кролики». Тогда мы выбрали правильный баланс между количеством серьезного и смешного. Для нас важно, чтобы люди все равно получали положительные эмоции. Но при этом немножко задумывались, немножко размышляли.

Александр Демидов Вообще, мысль, сдобренная иронией, куда проще воспринимается человеком, чем если говорить всерьез, в лоб. Сейчас мы готовимся к съемкам третьей части фильма «О чем говорят мужчины» и постараемся, чтобы он был максимально легким и веселым. Мы стараемся не перегружать людей. Впрочем, чистое развлечение у нас тоже не получится.

Камиль Ларин Кстати, еще во время учебы в ГИТИСе мы все постоянно занимались комическими жанрами. И однажды у кого-то созрела идея сыграть «Гамлета»: а что, давайте порепетируем, попробуем. Попробовали: репетиция длилась всего минут 20, и мы поняли, что не можем играть трагедию. Из нас все равно выходит что-то комическое.

Наш «серьезный» нынешний тон, вероятно, связан с возрастом, и, может, мы придем к еще более серьезной пьесе, чем «В Бореньке чего-то нет», но не думаю, что она будет абсолютно лишена шуток.

ELLE А что сложнее – рассмешить человека или заставить его задуматься?

Р. Х. Вот если бы спросили, что сложнее, заставить человека грустить или рассмешить его, я бы сказал, что одинаково. Но заставить человека размышлять – самое сложное. Заставить задуматься – это означает заставить человека сопереживать. Это, действительно, очень сложно. И смех, на самом деле, это тот стиль, на котором нам проще разговаривать со зрителем, потому что ты сразу чувствуешь отдачу. Ты слышишь смех. Люди же не могут так громко плакать. Если бы могли, то мы бы и драмой занялись (смеется).

Л. Б. А я думаю, что все зависит от качества смеха и задумывания. Мне кажется, это одинаково сложно сделать.


«Заставить человека думать – самое сложное»: интервью с Максимом Виторганом и «Квартетом И» о новом спектакле

ELLE Было ли что-то новое для вас самих в этом спектакле? Чего вы никогда не делали раньше – и вот, здесь пришлось неожиданное сыграть?

К. Л. Раньше я всегда играл кого-то, кто мне более или менее близок: здесь пришлось вживаться в роль человека, который совершенно не похож на меня. Капризный, с комплексами – это не я!

А. Д. Ничего принципиально нового я, пожалуй, не сыграл: я вообще практически весь спектакль страдаю от того, что моя жена ушла от меня к другому. Там есть что сыграть, но мне было, к сожалению, не трудно это сделать – на роль наложились переживания моей личной жизни.

ELLE Если кратко сформулировать: о чем новый спектакль?

Л. Б. Человек пытается вспомнить, к чему он шел, чего он хотел от себя и своей жизни. Он понимает, что занимается не тем, чем планировал когда-то, и он пытается сделать что-то, что хочет. Но у него не очень это получается. И герой признает за собой эту слабость. Не ту слабость, которая красит – что вот он такой работоголик, что не находит ни на что время. А страшную слабость, болезненную, ранящую. Я средний, я бездарный, я не талантливый.

Экзистенциальная вина за то, что ты чего-то не сделал – это вечная проблема.

ELLE А кто из вас задавал себе все эти «вечные» вопросы?

А. Д. Все их задают себе. Состоялся ли, занимаюсь ли тем, чем хочу, приносит ли мне это удовольствие? Средний я человек или во мне есть талант? Или много таланта? Это те вопросы, которые присущи только людям творческим, думающим, адекватным.

ELLE Спектакль называется «В Бореньке чего-то нет» – а чего нет в вас, каких качеств вам не достает? Не мучаетесь от того, что «чего-то нет»?

К. Л. Ну, я-то прекрасно понимаю, что во мне есть, а чего во мне нет. Другое дело, что я могу, а чего уже не могу сделать. Например, я не могу крутить солнышко на турнике. Так что все это связано для меня, скорее, с понятием возраста, нежели с чем-то другим. Я нахожусь, в общем, в балансе с собой.


«Заставить человека думать – самое сложное»: интервью с Максимом Виторганом и «Квартетом И» о новом спектакле

ELLE Всегда было интересно узнать: не надоедает актерам вечер за вечером играть один и тот же спектакль?

Р. Х. Конечно, это рутина. Например, спектакль «День радио», который идет второй десяток лет, мы играем уже практически без отрыва от своих дел. Мы можем по телефону разговаривать на сцене, почти не замечая, что играем. Я думаю, дойдем ли мы до такого мастерства, чтобы сыграть этот спектакль, не приходя на него? Но пока не знаю, получится ли. Это было бы высшим достижением (смеется).

К. Л. Тут все зависит от артиста. Если его утомляет игра, то либо ему не нравится пьеса, либо ему не нравится его роль, либо (что еще хуже) ему не нравится профессия. Я себе стараюсь каждый раз давать какие-то установки: что в этот раз по-другому сделать, что нового открыть. Ведь ты каждый раз играешь по-разному, в зависимости от настроения, точки зрения. Только в этом случае будет интересно вновь выходить на сцену. Вообще, театр – достаточно свободная территория. Особенно, если сравнивать с кино. Здесь ты можешь импровизировать, есть вариативность. Тут есть, с чем работать.

ELLE В конце разговора – что советуете почитать?

Л. Б. Советую то, что сам сейчас читаю – роман «Шарлотта» современного французского писателя Давида Фонкиноса.

К. Л. А я бы посоветовал свою книги стихов (смеется). Она называется «Стихия»: книга только вышла, там 162 стихотворения за 35 лет. Я считаю, что это, по крайней мере, любопытная вещь. А так, я сейчас перечитываю Эрнеста Хемингуэя «Прощай, оружие!».


Материалы по темам

Перейти
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Если вы забыли пароль, вы можете восстановить его здесь
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз