Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Третье измерение

Новый креативный директор Hermès Кристоф Лемэр поведал российскому ELLE о том, что такое трехмерный дизайн и почему для индустрии моды опасна тотальная амнезия.

image

Новый креативный директор Hermès Кристоф Лемэр поведал российскому ELLE о том, что такое трехмерный дизайн и почему для индустрии моды опасна тотальная амнезия.

Сад Тюильри, полтора часа до начала шоу Дома Hermès. Перед входом на бэкстейдж меня встречает невысокий скромный человек. «Кристоф Лемэр, наш креативный директор», — представляет мне его PR-команда Hermès. Месье Лемэр скромно улыбается и так же скромно отвечает на мои вопросы. У постороннего человека может сложиться ошибочное мнение, что эта застенчивость вызвана неопытностью. Но Кристоф Лемэр в индустрии моды далеко не новичок — уже много лет он производит собственную линию одежды, а также имеет за плечами опыт работы дизайнером марки Lacoste. С недавнего времени Лемэр создает коллекции для Hermès, куда он был нанят на работу после ухода Жан-Поля Готье. В минувшем октябре публика увидела вторую по счету коллекцию, где Лемэр показал, в каком направлении в ближайшее время будет двигаться бренд.

ELLE Вы работаете в индустрии моды больше двадцати лет, но все это время вы оставались непубличным, закрытым дизайнером. Почему?

КРИСТОФ ЛЕМЭР Даже не знаю… Прежде всего я думал о том, как хорошо делать свою работу. Публичность, внимание прессы меня никогда не интересовали.

ELLE Вы строили свою карьеру в 1990-е. Как сейчас оцениваете ту эпоху?

К.Л. Хоть это и было временем великих дизайнеров, мне кажется, 1990-е едва ли можно назвать лучшей модной декадой. Я люблю минимализм, свойственный той эпохе, однако мне не нравится, что именно тогда мода сбилась со своего первоначального пути. Индустрия стала слишком много придавать значения развлекательной, зрелищной составляющей — одежду начали со­здавать в угоду шоу, имиджу бренда. Дизайн оказался «двухмерным», рассчитанным лишь на привлечение внимания, что совершенно неправильно. Ведь, в конце концов, мы создаем одежду, чтобы она могла понравиться женщине. Поэтому мне интересен «трехмерный» подход к дизайну, когда ты создаешь вещь от и до, когда затем ее можно не только продемонстрировать — ее можно ощутить. Подлинная роскошь — это ощущение.

ELLE А что вы думали тогда об институте креативных директоров, пришедших в 1990-е на смену великим кутюрье? Вы мечтали возглавить какой-нибудь крупный Дом моды? Ну тот же Hermès или, скажем, Louis Vuitton.

К.Л. Тогда я был очень молод и думал лишь о том, как найти и реализовать себя в этой жизни. Меня можно было сравнить с медленно созревающим вином: чем старше я становился, тем более годным делался к «употреблению». У меня была собственная марка одежды, и вы должны понимать, насколько непросто было создавать все с нуля. Была масса забот, и предложение марки Lacoste занять пост креативного директора, поступившее спустя многие годы, признаюсь, застало меня врасплох.

image
image

ELLE Полагаю, вас часто спрашивают о работе в Lacoste. А ведь ассоциации с этой спортивной маркой должны приходить на ум в последнюю очередь, особенно если вспомнить, что у вас есть собственная прекрасная марка одежды. Скажите, насколько ваше собственное дизайнерское видение созвучно философии Hermès?

К.Л. Думаю, что у нас есть общие точки соприкосновения, хотя, должен признаться, звонок из Hermès стал для меня полной неожиданностью — я ведь не был растиражированным медийным дизайнером. Тем не менее уже на первой встрече мы пришли с руководством Дома к полному взаимопониманию. Было решено сделать акцент на «готовом» носимом гардеробе, где мода уступает место стилю. Мне не хотелось делать никаких модных сенсаций, знаковых сезонных вещей — вместо них я попытался придумать одежду вне времени, вне сумасшедшего расписания Недель моды. Внешняя простота дизайна и в то же время высокая трудоемкость, предельное качество и функциональность — вот что интересует и меня, и Дом Hermès.

ELLE Вы рассуждаете философскими категориями. Но, сравнивая коллекции, созданные под вашей собственной маркой, с тем, что вы успели сделать для Hermès, можно обнаружить очень много общего не только в смысле концепции, но и попросту узнаваемых элементов стиля. Каким визуально, на ваш взгляд, стал или должен стать Дом Hermès после ухода Жан-Поля Готье?

К.Л. Мне крайне сложно сравнивать свою работу с тем, что делал Жан-Поль Готье. Конечно, я привнес частицу своего вкуса, часть своего видения, но при этом я отношусь с глубоким уважением к этому Дому, к его традициям. Для меня это вопрос этики. Скажем так: я хотел создать что-то очень похожее на Hermès, но в то же время что-то совершенно новое. Знаете, одна из болезней нашего времени — тотальная амнезия. Люди избавляются от прошлого, стараются забыть его. Они стремятся лишь вперед, жаждут новизны. Дом Hermès не об этом — он опирается на свою историю, на свои традиции. Мне постоянно приходится отвечать самому себе на два вопроса: что было сделано до меня и что мне с этим делать дальше?

ELLE На второй вопрос вы ответили уже в своей дебютной коллекции. Вместо привычных аристократок-наездниц мы увидели в ней совершенно новую героиню — дикую кочевницу-охотницу. Как вы развивали этот образ?

К.Л. Сложно сказать. Я думаю, что в творческом процессе нельзя ни к чему относиться буквально. Когда вы начинаете что-то «считать» или «вычислять», вы ошибаетесь. Дизайнеру просто нужно быть честным с самим собой, чувствовать самого себя и, конечно, мечтать. Поэтому время очень важно – нам всем просто необходимо время пофантазировать, подумать. Что касается моей первой коллекции для Hermès, то мне действительно пришла идея со­здать образ такой вот Дианы-охотницы. Это была идея роскоши, но в более «дикой» непривычной интерпретации.

image
image

ELLE Эта идея получила продолжение в вашей второй коллекции?

К.Л. Да, в ней можно увидеть много элементов, которые я использовал в осенне-зимней коллекции. Мне нравится такой подход, когда ты рассказываешь одну и ту же историю, но каждый раз совершенствуешь ее. Вторая коллекция построена на простых удобных вещах — «пижамах», туниках, кимоно. Что-то очень элегантное, но в то же время расслабленное. Точно не Chanel.

ELLE В одном из интервью вы заметили, что кашемировый жакет Hermès стоит 6 тысяч евро и что эта цена, как вы выразились, сущее «ничто». Довольно рискованное заявление в непростое для мировой экономики время…

К.Л. Помнится, кто-то однажды сказал: «Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи». Когда вы покупаете одежду высокого качества, вы через какое-то время забываете о ее цене. Но вы всегда помните о ее качестве. Думаю, в наше время, наоборот, как раз логично покупать меньше, но лучше.

ELLE Многие с Вами не согласятся. Люди часто хотят покупать больше. По этой причине Дома моды, помимо сезонных, выпускают межсезонные коллекции. Вы считаете это правильным?

К.Л. Межсезонные коллекции создаются в силу определенных бизнес-причин — такова система. Однако я считаю, что в этом вопросе требуется очень деликатный подход, иначе рискует пострадать качество. Дизайнерам необходимо время, а его порой нам попросту не дают.

ELLE Со временем у вас теперь должно быть туго, ведь у вас, помимо Hermès, есть собственная марка одежды…

К.Л. Это вопрос самоорганизации. А с этим у меня все в порядке.

image

Фото: All Over Press/Peter Ash Lee/Art + Commerce; Fotolink; Imaxtree.Com;


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.