Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Королева говорит

Этот год пройдет под знаком МАДОННЫ. В прокат уже вышел ее фильм "Мы. Верим в любовь", а весной в продаже появится новый альбом "M.D.N.A". В интервью ELLE Леди Совершенство призналась, что славу любит больше, чем мужчин, и пожаловалась на отсутствие друзей.

image

Этот год пройдет под знаком МАДОННЫ. В прокат уже вышел ее фильм «Мы. Верим в любовь», а весной в продаже появится новый альбом «M.D.N.A». В интервью ELLE Леди Совершенство призналась, что славу любит больше, чем мужчин, и пожаловалась на отсутствие друзей

Впрочем, совершенство ли? Десять лет назад Мадонна, уже будучи в статусе королевы поп-музыки, получила сразу три статуэтки «Золотой малины»: «Худшая актриса» и «Худший актерский дуэт» за фильм «Унесенные» и «Худшая актриса второго плана» за роль в двадцатой части бондианы «Умри, но не сейчас». Худшая в кубе. Детские книжки, написанные певицей, попадали в топы продаж, но репутация автора опережала ее писательский талант – второй Астрид Линдгрен Мадонна не стала. Линия одежды, созданная «материальной девушкой», тоже успеха не имела – у нее лучше получается дружить с дизайнерами и вдохновлять их, чем творить моду самой. Но есть в бочке дегтя и ложка меда (о’кей, не одна). Музыкальные альбомы, разошедшиеся по всему миру тиражом в 300 миллионов экземпляров; сравнимое с размерами тиража состояние; почетное место в списке самых влиятельных женщин мира, по версии журнала Time, и, наконец, тело, ставшее эталонным. Счет поражений и побед в жизни поп-дивы примерно равный: критика в адрес женщины, которая поет, звучит едва ли не чаще, чем похвала, а на личном фронте семейная идиллия давно уступила место мимолетным романам с однотипными красавцами латиноамериканского происхождения. Нет, она явно не совершенство. Она больше. Единственная в своем роде. Несмотря на провалы и субъективное равнодушие, которое каждый из нас может испытывать к ее творчеству, равной Мадонне в мире нет. Каждый год индустрия развлечений поставляет на рынок десятки самых разных творческих личностей. Среди них есть те, кто поет песни, пишет книги и снимает фильмы гораздо лучше Мадонны. Но найти более бескомпромиссного, волевого человека, пожалуй, трудно. Буря и натиск – это про нее. Остальное приложится.

Войдет ли новый фильм Мадонны в историю кинематографа, покажет время. Картина «Мы. Верим в любовь» уже включена в программу трех кинофестивалей: в Венеции, Торонто и Лондоне. И даже получила «Золотой глобус» – правда, всего лишь за лучшую песню, написанную, конечно, самой певицей-режиссером. Знаменитая история любви английского короля Эдуарда и разведенной американки Уоллис Симпсон, показанная в фильме, оказалась близка Мадонне. То ли оттого, что она сама принадлежит к звездной аристократии, а многочисленные помощники, следующие за ней по пятам, напоминают свиту «августейшей» особы. То ли бесстрашие Эдуарда, отрекшегося от престола ради любимой женщины, нашло отклик в душе поп-королевы, избранной не только Всевышним, но и народом.

ELLE: Расскажите, почему вы так заинтересовались этой темой.

МАДОННА: История с отречением сама по себе фантастическая. Только представьте: король отказывается от короны ради женщины, которую любит! Случалось ли подобное раньше? По-настоящему я заинтересовалась судьбой Эдуарда и Уоллис, когда вышла замуж (за кинорежиссера Гая Ричи. – Прим. ELLE) и переехала в Англию. Я никого не знала в Лондоне, у меня не было друзей, и вот, очутившись в чужой обстановке, я решила, что займусь самообразованием – познакомлюсь с историей и культурой Великобритании. И я начала читать об английских монархах, постепенно дойдя до Виндзорской династии.

ELLE: Вы что-то знали об Эдуарде и Уоллис до этого?

М.: Разумеется, я слышала об одном английском короле, который влюбился в какую-то американку. Но это было мельком, еще в школе. Когда я узнала подробности их жизни, мне показалось, что в этом есть что-то шекспировское.

image

ELLE: А вы представляли себя на месте Эдуарда? Вы ведь тоже королева, только в музыке. Могли бы отказаться от «трона» ради любви?

М.: В любви мы всегда от чего-то отказываемся. И мне приходилось идти на жертвы во имя любви – к детям, например. С другой стороны, я краду у них время, которое посвящаю фильму. Но вы поймите, мы живем в другую эпоху: можем позволить себе роскошь одновременно работать, строить карьеру, воспитывать детей, влюбляться. Конечно, это непросто, сродни таланту канатоходца, рискующего каждую минуту сорваться в пропасть. Я за то, чтобы находить компромиссы. А Эдуард был максималистом – он оставил все ради любви. И я, как человек романтичный, не могу не воскликнуть: «О, как сильны его чувства!»

ELLE: Вы когда-нибудь любили так сильно?

М.: Нет! (Смеется.)

ELLE: Образ Уоллис Симпсон, сложившийся в глазах общества, не самый положительный: вздорная, даже распущенная американка сбивает монарха с пути истинного. Вы же отнеслись к своей героине по-человечески и показали ее с совершенно другой стороны.

М.: Верно. Многое из того, что о ней писали, казалось мне предвзятым, плоским и однобоким. В чем ее только не обвиняли, кем только не называли! От нацистки до ведьмы, приворожившей короля тайными чарами. Я же увидела во всей этой истории тенденцию, характерную для современного общества. Когда женщина обладает силой, которую большинство не понимает, ее хотят принизить, обвинить в ереси, сжечь на костре.

ELLE: Вы считаете себя феминисткой?

М.: Нет, скорее гуманисткой.

ELLE: Но мощная сила в вас определенно присутствует.

М.: Да, я сильная женщина, но люди зачастую понимают силу неправильно, видят в ней угрозу. Думаю, это естественно. Когда вы чего-то боитесь, какова ваша первая реакция?

ELLE: Какими женщинами вы восхищаетесь?

М.: Фридой Кало, танцовщицей Мартой Грэм, фотографом и революционеркой Тиной Модотти – женщинами, которые занимались искусством, боролись за свободу, не боялись находить свой путь в «мужском» мире.

ELLE: А как вы ощущаете себя в роли кумира?

М.: На самом деле поклонники очень разные: есть те, кто тебя преследует, питается твоей энергией, а есть люди, которые по-настоящему восхищаются тобой, ждут, что ты поделишься с ними своим знанием. Конечно, я понимаю, что аудитория прислушивается к моим словам и более предвзято оценивает мои поступки.

ELLE: Уоллис приносит в жертву любви частную жизнь. Вам тоже пришлось пережить подобное. Насколько сложно было отказаться от личного пространства ради славы?

М.: Поначалу это вызывало массу самых разных чувств. Когда люди выкрикивают твое имя в толпе, постоянно пытаются тебя сфотографировать, это окрыляет. Но потом ты понимаешь, что лишился покоя. Иногда мне хочется выйти из дома незаметно, чтобы меня не окликали на каждом углу, не бросались ко мне через всю улицу. Я, как и Уоллис, знаю, каково это – когда твое имя становится нарицательным.

ELLE: Вам никогда не хотелось исчезнуть, испариться, пожить втайне от посторонних глаз?

М.: Да, хотелось. Такой вот парадокс.

ELLE: Ваши мужья Шон Пенн и Гай Ричи научили вас чему-нибудь в кинематографе?

М.: Конечно. Я внимательно следила за тем, что они делают – Шон как актер и Гай как режиссер. С Шоном я поняла, насколько важны репетиции, предварительная подготовка. А вот Гай, когда дело доходит до съемки, больше рискует, надеется на случай. Он любит идти против правил. И этому я тоже научилась.

image

ELLE: Вас беспокоит реакция зрителей? Или вы снимали «Мы...» исключительно для себя?

М.: Давайте не будем лукавить, вряд ли найдется человек, который сначала потратит немало сил и времени на некий проект, а потом скажет: «Мне плевать, понравится он людям или нет». Конечно, я надеюсь, что картина найдет своего зрителя.

ELLE: Про режиссеров-женщин говорят, что они носятся со своими работами, как с детьми, в отличие от коллег-мужчин.

М.: Согласна, на площадке я порой ощущала себя мамой большого семейства.

ELLE: А что думает о фильме ваша дочь?

М.: Она в восторге.

ELLE: Она уже мечтает о прекрасном принце?

М.: Определенно нет! У дочери совершенно другой характер. Но она уже хочет сыграть в кино.

ELLE: Лейтмотивом в фильме звучит мысль: перестаньте во что бы то ни стало стремиться к совершенству, его никогда не достичь. Тем не менее многие именно вас считают совершенством и подражают вам.

М.: Совершенства не существует. Но мы живем в обществе, в котором главенствует культ личностей. Сегодня достаточно легко в короткие сроки обрести популярность. Люди зациклены на звездах: увидев в журнале фото кумира, они ошибочно полагают, что стали к нему ближе. Но это иллюзия.

ELLE: Мир, в котором жили Уоллис с Эдуардом, интереснее того, в котором живете вы?

М.: Не готова судить об этом. Мир интересен и в то же время уже успел порядком надоесть. Думаю, каждый испытывает тягу к красивой жизни, хочет урвать от нее кусочек, но сообразительный человек осознает, что здесь таится ловушка.

ELLE: Хорошо, но мир звезд похож на мир аристократов?

М.: Мне кажется, в 1930–1940-е годы именно члены королевской семьи были кумирами своего времени, настоящими знаменитостями. В одном из интервью Джеймс Д’Арси (актер, сыгравший роль короля в фильме «Мы...». – Прим. ELLE) сказал, что Эдуард был кем-то вроде кинозвезды. Люди обожали его и подражали ему.

ELLE: Он до сих пор известен как один из главных модников ХХ столетия.

М.: У него был свой стиль. Отец постоянно бранил его за яркие носки и подогнанные по фигуре костюмы. Он заправлял брюки в гольфы, носил широкие шляпы, водил машину как безумный, волочился за замужними женщинами, пил амфетаминные коктейли...

ELLE: Современные монархи такие?

М.: Я ни с кем из них не общаюсь. И на приемы меня почему-то не приглашают. (Вздыхает с улыбкой.)

ELLE: А это правда, что по вашему требованию постельное белье для съемок привезли на самолете с другого континента?

М.: Самолеты здесь ни при чем. Постельное белье было из моей лондонской квартиры.

ELLE: Мадонна вынуждена использовать на съемках белье с собственной кровати?!

М.: Вообще-то на съемочной площадке мы использовали довольно много моих личных вещей. У нас был определенный бюджет и очень четкий график, так что мы были несколько ограничены в поисках нужного реквизита. И вот однажды мы никак не могли найти подходящее постельное белье. Тогда я распорядилась привезти его из моей квартиры.

Фото: Tom Munro


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.