Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Интервью с Массимилиано Джорнетти

В Москве побывал креативный директор Дома Salvatore Ferragamo Массимилиано Джорнетти. В баре отеля Ritz-Carlton на фоне кремлевских башен дизайнер рассказал ELLE о прошлом и настоящем бренда

image

За 82 года своего существования знаменитая итальянская марка Salvatore Ferragamo плавно превратилась из обувного ателье в полноценный Дом моды. К сезонным коллекциям добавилось еще и межсезонье — в январе этого года Массимилиано Джорнетти, итальянский красавец, похожий на Тома Форда, показал дебютную коллекцию pre-fall.

ELLE Массимилиано, в интернете о вас не так много информации. Чем вы занимались до Salvatore Ferragamo?

МАССИМИЛИАНО ДЖОРНЕТТИ Ну, для начала мне пришлось отучиться в университете (смеется). Я получал образование во Флоренции — на «родине» Salvatore Ferragamo. Признаться честно, я рассчитывал на учебу в Нью-Йорке или Лондоне, но судьба распорядилась иначе. Нью-йоркский Fashion Institute of Technology в то время проводил курс обучения во Флорентийском университете, в нем же несколько курсов вели и лондонские преподаватели. Я решил, что не буду уезжать из Италии. Получилось так, что я учился в мультикультурной среде, что вполне соответствовало моему творческому видению. Окончив университет, я начал работать в ателье молодого итальянского дизайнера, который занимался одеждой haute couture. Было ли это увлекательно? О да! Все делается вручную — ты понимаешь всю ценность вещи, над которой долго и упорно работал, всю красоту драгоценных вышивок. В haute couture много внимания уделяется мельчайшим деталям, ведь кутюрное платье на выходе должно быть безупречно, и клиент, с которым ты находишься в тесном контакте, должен это видеть. Впоследствии я переключился на мужскую одежду. Она сплошь завязана на деталях и гораздо ближе к портновскому искусству, чем женская, которая зачастую слишком сильно подвластна образам.

image

Весна — лето, 2012

image

Pre-fall 2012

ELLE Теперь вы создаете как мужские, так и женские коллекции. С чего каждый раз начинается работа над ними?

М.Д. Я всегда держу в голове образ обычных женщины и мужчины. Не абстрактных, идеализированных, а вполне реальных. Когда я смотрю на новую коллекцию, я должен быть уверен, что каждая вещь сможет им подойти и что все модели сочетаются друг с другом.

ELLE Какими взглядами на моду обладают, по вашему мнению, клиенты Salvatore Ferragamo?

М.Д. Могу сказать так: им очень интересна мода, они ее хорошо понимают, но при этом никогда не становятся ее жертвами. Так же как и мне, им интересна одежда, которую можно в любой момент, вне зависимости от сезона, достать из шкафа и надеть. Они обладают уверенным чувством стиля, знают, как носить наши вещи. Помню, прошлым летом певица Леди Гага появилась на публике одетая с ног до головы в Salvatore Ferragamo. Знаете, что для меня во всем этом было принципиально важно? То, что наряд не был придуман специально для нее. Она была не знаменитостью, под которую мы сшили специальный сценический костюм, а просто девушкой со своим собственным чувством стиля. Когда я занимаюсь дизайном одежды, я не размышляю в таком духе: «Ага, вот эта вещь подойдет Саре Джессике Паркер, а вот та Анджелине Джоли». Меня не привлекают знаменитости, меня интересуют самые разные женщины и то, как они носят нашу одежду — каждая по-своему. Главное, что их объединяет: любовь к итальянской традиции элегантности, к итальянскому savoir-faire, воплощением которых и является Дом моды Salvatore Ferragamo.

image

Весна — лето 2012

image

Pre-fall 2012

ELLE Вы говорите, что одежда Salvatore Ferragamo не для жертв моды, однако мы помним, как Анна делло Руссо, ярчайший пример тех самых жертв, появилась в вашем платье на показах прошлой осенью. Все-таки вам важно быть модным брендом или тенденции — это не про вас?

М.Д. Это никогда не было для меня целью. Когда я начинал работать в Salvatore Ferragamo, конечно, я думал не о современных жертвах моды, а, скорее, о героинях семидесятых годов — времени, когда марка запустила линию женской одежды (до этого она специализировалась только на аксессуарах). Чего мне действительно хотелось, так это сделать бренд современным и при этом понятным женщине любого возраста. Бывает, я слышу: «Ваша последняя коллекция больше подходит для молодого поколения». Я категорически с этим не согласен. У меня есть племянница, которой 18 лет, и мама, которой 75. Они обе с удовольствием носили одно и то же платье из нашей осенне-зимней коллекции, просто делали это по-разному. Племянница стилизовала его более смело, а мама — классическим способом, сочетая со строгим пальто и аккуратной сумочкой. Повторюсь, я никогда не держу в голове образ какой-то особенной женщины. Моя женщина обычная, любая — она просто женщина. И 18-летняя, и 75-летняя. Самое главное в ней — современность и чувство стиля. Основатель нашего Дома Сальваторе Феррагамо, создавая свою знаменитую обувь, так же как и я, не задумывался о том, чтобы его клиентами были знаменитости. Он мыслил иными категориями: его интересовали материалы, качество ручного труда, формы, силуэты, функциональность. Многие знают, что туфли Феррагамо носили известные особы, в том числе и королевских кровей, но мало кто в курсе, что маэстро специально учился в университете Лос-Анджелеса подгонке обуви под стопу. И что в этом весь Феррагамо — прежде всего он думал о том, как сделать туфли удобными и носимыми, то есть, как и мы сегодня, думал о реальных женщинах, а не о небожительницах. Я нахожу этот подход очень современным и близким по духу архитектуре и промышленному дизайну. Ведь там все выстроено на балансе красоты и функциональности. Возьмите для примера Заху Хадид, Нормана Фостера или Филиппа Старка — то, что они делают, это не просто дизайн, а дизайн, который работает. Мне кажется, мода должна следовать этой концепции, ведь она не является статичным музейным искусством — она живет полной жизнью. Мне очень важно понимать, как мужчина или женщина двигаются, надев ту или иную вещь. И, пожалуй, самое страшное, что можно себе представить, — то, что они не могут нормально идти в обу­ви. Тогда — пиши пропало.

ELLE Обувь — ключевое слово для Дома Salvatore Ferragamo, который с самого начала занимался аксессуарами, а не одеждой. Скажите, насколько сложно дизайнеру полноценно заниматься ready-to-wear, работая на аксессуарный бренд?

М.Д. Возможно, предыдущее место работы подготовило меня к тому, чтобы чувствовать себя в этом смысле увереннее. Знаете, я не страдаю от какого-то прессинга со стороны руководства. Я просто много работаю и стремлюсь быть перфекционистом. Вы правы, сердце Дома Salvatore Ferragamo — это обувь и сумки. Одежда появилась значительно позже. И тем интереснее мне было взяться за новую главу в 82-летней истории компании. Дизайн и качество — главные ценности марки, и именно они легли в основу моей работы. Появились регулярные сезонные коллекции женской и мужской одежды и совсем недавно — межсезонные. Мы стали делать бижутерию. Все развивалось естественным путем. В 1960-х незадолго до своей смерти Сальваторе Феррагамо говорил о том, что хотел бы создавать одежду. Уже тогда он мечтал о полноценном Доме моды, который превратился бы, как сейчас модно говорить, в lifestyle-бренд и смог бы одевать женщин с ног до головы. Его мечта исполнилась.

image

Весна — лето 2012

image

Pre-fall 2012

Фото: East News; Imaxtree.Com


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.