Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Интервью ELLE: звездный тату-мастер Скотт Кэмпбелл

Прославленный художник о знаках на теле, моде на татуировки и знаменитых клиентах

В сентябре Москву посетил прославленный татуировщик Скотт Кэмпбелл. Мастер, ответственный за рисунки на теле многих знаменитостей (среди клиентов Кэмпбелла Роберт Дауни-младший, Канье Уэст, Пенелопа Крус и Марк Джейкобс), представил в столице сразу два своих проекта: знаменитый Whole Glory, в рамках которого несколько счастливчиков обзавелись татуировками от артиста (правда, сюжет и рисунок всегда остается на усмотрение мастера, который ничего не знает о своем «подопытном»), и коллаборацию с Домом Hennessy. Скотт выступил в качестве дизайнера лимитированной коллекции Hennessy Very Special Limited Edition. ELLE воспользовался возможностью поговорить с мастером о знаках на теле, моде на татуировки и знаменитых клиентах.

Скотт Кэмпбелл

Скотт Кэмпбелл

ELLE: Расскажите о вашей коллаборации с Домом Hennessy – как это было?

СКОТТ КЭМПБЕЛЛ: Дом Hennessy давно и успешно взаимодействует с художниками: они уже делали потрясающие проекты с артистами, за чьим творчеством я слежу и которыми восхищаюсь. И когда мне поступило предложение оказаться с ними в одном ряду. Мог ли я отказаться от этого? Да как бы не так! К тому же мне было очень интересно попробовать. Конечно, у мира татуировки не так много общего с известным французским Домом с 200-летней историей. И поначалу, мне кажется, мы все не на шутку перепугались и думали, как же нас так угораздило, подписаться на эту историю. Но в какой-то момент стало понятно, что наше сотрудничество становится только интересней от того, что мы такие разные. Мне понравилось!

ELLE: Что вдохновляло вас во время этой работы?

С.К.: Моя работа заключалась в совмещении несовместимого: символов и идей из моего мира с миром Hennessy. Мне, например, очень нравится число 3, я его часто использую в своих работах. Я вообще очень внимателен к цифрам. Четверка для меня, например, это символ завершенности, чего-то, что уже не требует никаких доработок. А тройка оставляет пространство для действия. Также я очень люблю крылья — этот символ есть во многих культурах: свобода, путешествия, полет мысли.

Скотт Кэмпбелл

ELLE: Это не первый ваш опыт работы для бренда — многие прекрасно помнят ваше сотрудничество с Louis Vuitton по приглашению Марка Джейкобса. Что вам дает работа над такими нетипичными проектами?

С.К.: Мне нравится заходить на чужую территорию. Искусство татуировки — вещь очень интимная, личная. Это что-то, что делается для одного конкретного человека. Занимаясь татуировкой, ты никогда не думаешь об аудитории, только о своем клиенте. А тут ты работаешь доступными тебе инструментами, но совсем на ином уровне, для гораздо более широкого круга лиц. Это очень круто. Мне как художнику очень приятно видеть реакцию на свою работу не у одного человека, а у сотен, тысяч людей.

ELLE: По-вашему, у татуировки с модой вообще много общего?

С.К.: Сейчас — пожалуй, да. Когда я только начинал заниматься этим ремеслом двадцать лет назад, к татуировке было совсем иное отношение, это было что-то андерграундное. Сейчас же к татуировкам относятся проще, они вышли за пределы субкультурного явления. Сейчас это просто еще одна форма взаимодействия с миром, способ выразить себя. Точно также, как мы выбираем, что мы хотим надеть, мы решаем, какой рисунок мы хотим иметь на коже. Просто татуировка, в отличие от моды, штука чуть более постоянная (смеется).

Скотт Кэмпбелл

ELLE: А какие-нибудь тренды, тенденции в мире тату есть?

С.К.: Мне кажется, самая главная тенденция, которую стоит отметить — это Instagram. Эта социальная сеть изменила отношение людей к тому, что есть татуировка. Мы привыкли к тому, что разные стили и техники популярны в каких-то определенных местах на планете, а Инстаграм позволил смыть эти географические границы, превратить искусство татуировки в нечто глобальное. Пару недель назад я сделал татуировку, а потом увидел, что какой-то мастер из Кореи, вдохновившись моей работой, сделал свою тату. Это потрясающе. Это вдохновляет, помогает рождаться новым идеям.

ELLE: Можно ли сказать, что сейчас модно что-то конкретное, а что-то — наоборот, безнадежно устарело?

С.К.: Ну, сейчас все меньше людей делает татуировки на пояснице! А вообще смысл татуировки уже очень давно не меняется. Люди решаются нанести рисунок на тело, когда влюбляются, или в память о каком-то событии или близком человеке — как правило, они обращаются к символам, которые им близки и понятны. Так что тату продолжает оставаться еще одним языком, на котором говорит человечество — просто время от времени его словарный запас пополняется неологизмами.

Скотт Кэмпбелл

ELLE: У вас множество знаменитых клиентов. Их предпочтения и пожелания насчет татуировок как-то отличаются?

С.К.: Один из самых больших плюсов моей работы — это возможность делать татуировки, скажем, и Дженнифер Энистон, и парню, чьего имени я никогда не узнаю. И это делает всех моих клиентов немножко одинаковыми — все они просто люди, которые хотят тату. Мне всегда интересна в людях их эмоциональная составляющая, их внутренний мир. Поверьте, внутри каждого из нас сидит примерно один и тот же набор эмоций.

ELLE: Вы привезли в Москву свой известный проект The Whole Glory, суть которого состоит в том, что вы делаете татуировку человеку, о котором ничего не знаете и даже не видите его. Вы отслеживаете потом реакцию ваших «анонимных» клиентов?

С.К.: Каждый раз, когда мне попадается рука очередного анонима, меня буквально раздирают сомнения! Я вижу руку, я сбриваю с нее волоски, рисую эскиз будущей татуировки — потом переделываю его несколько раз. Мне хочется угадать, сделать идеальную работу! Хотя каждый раз мне приходится придумывать его историю самому. Я не знаю, насколько точно мне удается угадывать в целом, но я слышал некоторые отзывы от своих героев — и они были поразительными.

Скотт Кэмпбелл

ELLE: А у вас есть какие-то профессиональные табу? Чего вы себе никогда не позволили?

С.К.: Я никогда не делаю татуировки, которые несут в себе негативный смысл, которые деструктивны по своей природе. Если ко мне обращаются с просьбой набить тату, и я понимаю, что сюжет, символы не приемлемы для меня, я всегда оставляю за собой право отказать клиенту. Конечно, они могут пойти и набить то, что им хочется, в другом месте у другого мастера — но я не хочу иметь к этому никакого отношения. Я не могу сказать, что это табу, но я никогда не делал татуировки на своих родных и близких. Хотя моя младшая сестра уже давно хочет. А у жены (Скотт женат на актрисе Лейк Белл – прим. ELLE) вообще нет ни единой наколки. Мне это даже нравится: прихожу домой с работы, глаз отдыхает (смеется).

ELLE: Вы можете дать какой-нибудь совет человеку, который только собирается сделать свою первую татуировку и, конечно же, сомневается немного на этот счет?

С.К.: Я – последний человек, который должен что-то советовать. Но скажу следующее: не делайте татуировку, если вы не понимаете, что не можете без нее. Если вам некомфортно без татуировки – тогда точно делайте. И не мудрствуйте, не пытайтесь уместить весь свой мир в одной маленькой картинке или надписи – это еще ни у кого не получалось. Будьте проще и получайте от своей татуировки удовольствие.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.