Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

ELLE интервью: Марион Котийяр

30 сентября знаменитая французская актриса отмечает 39-й день рождения

Великая Эдит Пиаф в «Жизни в розовом цвете», девушка-инвалид в «Ржавчине и кости», уличная проститутка в «Роковой страсти» и депрессивная безработная в новой драме «Два дня, одна ночь» братьев Дарденн, Марион Котийяр — настоящее украшение любой киноленты. К 39-летию актрисы ELLE публикует эксклюзивное интервью с актрисой.

Марион Котийяр

Мы часто видим Марион Котийяр на кинофестивалях — например, в Каннах, — в сопровождении ее сынишки Марселя и супруга, режиссера и актера, Гийома Кане. В то время, как на красной ковровой дорожке Котийяр в одежде и макияже Dior преображается в кинодиву, на экране она появляется иногда вовсе без макияжа, играя скромных, будничных девушек из рабочей среды.

Как вы решились сменить амплуа и сыграть у Дарденн?

Когда Жак Одияр подыскивал актеров для своего фильма «Ржавчина и кость», он сказал, что в роли Стефани видит только меня. Видимо, работа у одного бельгийца автоматически привлекает других его коллег. В моем случае — братьев Дарденн. Я всегда восхищалась их творчеством, однако, о работе с ними и мечтать не смела.

Чем вам интересны «униженные и оскорбленные» героини, которых вы в последнее время играете?

Режиссеры утверждают, что у меня мужской характер. (Улыбается.) Жак посчитал, что я одна из немногих актрис, которая не побоится предстать перед камерой без макияжа, искалеченной. Когда я читаю сценарий, то мало уделяю внимания внешнему образу героини, меня больше волнует ее внутренний мир. Чем он сложнее, тем интереснее роль. К тому же, я не вижу себя дивой с обложки журнала. Предпочитаю быть живой, реальной, страдающей.

Почему вы стали актрисой: чтобы прожить несколько жизней, примерить на себя разные роли или, может быть, получить жизненный опыт, не переживая определенные ситуации в реальности?

Не могу сказать, что мои героини меня чему-то учат. Какой опыт, например, может дать героиня фантастического фильма или боевика? Сложнее создавать характеры, с которыми я не сталкивалась в реальной жизни. Мне было труднее играть Миранду из «Темного рыцаря: Возрождение легенды», чем польскую проститутку из «Роковой страсти». Я всегда была чувствительным и стеснительным ребенком с довольно идеалистическими представлениями о жизни. Мне казалось, что все люди вокруг меня должны вести себя вежливо и разумно. Со временем я поняла, что ошибалась, и у меня появились трудности в общении с людьми, в выстраивании отношений. Актерское ремесло помогло мне разобраться в своих чувствах и поведении других, найти нужный тон в общении.

А в разговоре вы производите впечатление открытого и приветливого человека...

Это потому что мы с вами говорим о работе, обсуждаем кино. На эти темы я могу говорить бесконечно. Начнете вы задавать личные вопросы — на меня опять нахлынет смущение. (Улыбается.)

Если бы вы не стали актрисой, чем бы занялись?

Мне кажется, посвятила бы себя защите окружающей среды. В нашей семье уделяли много внимания этой теме — например, мы всегда сортировали мусор. Я обращаю внимание на происхождение товара, который приобретаю, использует ли компания-производитель детскую рабочую силу, проводятся ли эксперименты над животными... Конечно, одна я не могу изменить мир, но ответственность, тем не менее, лежит на каждом человеке.

Несколько лет назад вы стали матерью. Какие изменения произошли в вашей жизни?

Я перестала круглые сутки думать о работе. Дома мое время принадлежит семье. Я стала эмоциональнее относится к жизни, ролям, стала более чувствительной к проблемам других.

Как вам удается совмещать работу, поездки, материнство и семейную жизнь?

Именно поэтому я обожаю сниматься за рубежом, подальше от Франции. Когда я в другой стране, у меня достаточно времени, чтобы сконцентрироваться на работе. Гостиничный номер вдохновляет меня своей «безличной» атмосферой. Там я создаю свой маленький мирок и свои образы. Когда работа заканчивается, я возвращаюсь в Париж — и снова концентрирую внимание на муже и сыне.

«Кровные узы», «Роковая связь», «Темный рыцарь»… В последнее время вы все чаще снимаетесь с США. Не думаете ли туда переехать?

Я обожаю Нью-Йорк. Этот город оказал большое влияние на меня и мою карьеру. Помню, как я попала туда в первый раз. Девчонкой отправилась на курсы английского языка. В следующей раз меня уже пригласили на съемки фильма «Девять», и я открыла для себя район Шелси, где до сих пор люблю гулять. Там есть бывшая железная дорога, которая благодаря усилиям Эдварда Нортона и Дианы фон Фюрстенберг превратилась в парковую зону. Нью-Йорк — место, которое объединяет городскую среду и природу. Даже когда гуляешь по Манхэттену, ощущаешь свежий бриз океана и аромат цветущих парков. Однако у меня нет планов покинуть Париж. Я слишком люблю Францию.

Как проходит ваш рабочий день?

Словно на автомате: подъем по будильнику, репетиция или съемки, возвращение в гостиницу, сон. Если же появляется свободное время, я всегда пытаюсь что-нибудь почитать. Таскаю с собой целую стопку книг — меня вдохновляют биографии великих людей и книги Клода Леви-Стросса.

Почему именно этот автор?

Мне нравится читать о медитации, хотя признаюсь, что до самой медитации дело пока не дошло. Не могу заставить себя заняться йогой. Не хватает терпения. Я вообще не очень увлекаюсь спортом. Единственное активное занятие, которое мне нравится, — это танцы. Для такого человека, как я, застенчивого и необщительного, танцы — отличная форма самовыражения.

Кем из великих вы восхищаетесь?

Я очень люблю Роми Шнайдер. Мне нравятся ее высказывания. Например, однажды она сказала, что хочет всю жизнь учиться и развиваться, чтобы лучше понять себя. Еще она говорила, что есть как минимум пятьдесят вариантов исполнения одной роли, но самый правильный тот, который подсказывает тебе интуиция. Иногда я узнаю в Роми себя. Как и она, я происхожу из актерской семьи и рано начала сниматься в кино.

Для рекламной кампании Dior вас фотографировал великий Питер Линдберг...

Поначалу у меня не было желания ассоциироваться с модой. Но потом я поняла, что высокая мода похожа на искусство, которое создают настоящие художники. И мне захотелось включиться в этот процесс, попасть в мир, который вдохновляет такое количество людей.

В Америке вас называют «французской русалкой»…

… с тех пор, как на церемонии награждения «Оскар» я появилась в платье от Жана-Поля Готье, вдохновившегося океаном и подводным миром. Однако для меня по-прежнему существует большая разница между гламуром, образами, созданными СМИ, фланированием по красной ковровой дорожке и буднями актерской профессии. За эти контрасты я и люблю кино.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.