Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Эксклюзивное интервью ELLE: Яна Рудковская

Что такое — быть клиенткой haute couture? Продюсер и бизнес-леди Яна Рудковская рассказала Елене Сотниковой о своем захватывающем опыте

ЕЛЕНА СОТНИКОВА Яна, сегодня мы с тобой ­говорим о том, что значит быть клиенткой от-кутюр. Вроде бы много об этом написано, а деталей крайне мало. У меня масса вопросов, но давай по порядку. Итак, твой первый заказ...

ЯНА РУДКОВСКАЯ Мой первый кутюрный наряд — свадебное платье от Zuhair Murad.

Яна Рудковская

Платье, Georges Hobeika Couture

ФОТОфото из личного архива Яны Рудковской

Е.С. О, я его помню, я была на вашей свадьбе!

Я.Р. Это был 2009 год, и для меня это было почти целое состояние. Просто я нигде не могла выбрать себе ничего такого, что бы меня действительно поразило. Я была у знаменитой Vera Wang, обошла много модных Домов... Но то, что я увидела в коллекции Зухаира, поразило мое воображение. Он предложил мне лиловый цвет, изучив историю моей жизни, ситуацию с детьми. Узнав, что я выхожу замуж в такой непростой ситуации, он сразу сказал, что белое платье будет выглядеть неуместно. Нужен был особенный цвет, причем не розовый и не кремовый. И когда он предложил сиреневый, многие были в шоке, особенно моя мама. Но в конечном итоге все было очень красиво.

Е.С. Подтверждаю. Зухаир сам рисовал для тебя эскиз?

Я.Р. Нет, это платье я увидела на кутюрном показе, и он сшил такое же для меня. Это было мое первое посещение показа от-кутюр. И в первый же раз я не только посмотрела коллекцию, но и заказала платье.

Е.С. Сколько оно стоило?

Я.Р. Пятьдесят тысяч евро. Тогда это казалось запредельным. Сейчас это не та цена, на которую ориентируются модные Дома в ценообразовании на свадебный кутюр.

В Доме моды есть манекен, созданный по моим меркам. У него только голова «безликая», но в остальном это мое тело

Е.С. Сейчас это настолько дороже?

Я.Р. Ну, если бы я сейчас выходила замуж, я ориентировалась бы на что-то другое. Заказывала бы платье, может, уже и не у Зухаира, а у Эли Сааба, например (Elie Saab. — Прим. ELLE), которого сейчас тоже очень люблю. Времена меняются. На тот момент Zuhair Murad был реально для меня лучше всех.

Яна Рудковская

Платье, Zuhair Murad Couture

ФОТОфото из личного архива Яны Рудковской

Е.С. Но замуж ты больше не собираешься?

Я.Р. Нет конечно... Если только венчаться. У моего супруга есть такая идея.

Е.С. И для этого ты готова купить...

Я.Р. Очередной шедевр! Еще даже не понимаю, что и как это будет. Но я однозначно обращусь к коллекциям от-кутюр. Почему? Во-первых, я достаточно зарабатываю, и одно из моих увлечений, помимо работы, — это мода, особенные вещи. Мне приятно, что все мои кутюрные платья дарят мне либо мой друг Дима Билан, либо муж Евгений (Плющенко. — Прим. ELLE), которые могут себе это позволить. Что-то я могу купить себе сама. Но я стала покупать кутюр, прежде всего понимая, какое там отношение к клиентам. Несколько лет назад я пришла на показ prêt-à-porter крупного модного Дома, и на приглашенных я увидела шесть (!) одинаковых платьев. В другой раз, на другом показе, одинаковых платьев было уже девять.

Е.С. Такое случается на показах русских дизайнеров.

Я.Р. Но на самом деле это вызывает недоумение. Ведь все равно эти вещи стоят больших денег. А что такое кутюр? Это прежде всего уникальность. Кстати, если у меня есть платье, не обязательно, что оно будет в мире одно. Но здесь есть гарантия, что на мероприятии ты будешь в этом платье единственной и неповторимой. Есть обязательное условие, которое ты должна выполнять: ты не имеешь права выйти в этом платье, не сообщив департаменту от-кутюр, куда именно и когда ты идешь. Это правило есть везде.

Е.С. Но, наверное, это не потому, что они не доверяют месту, которое ты собираешься посетить, например, какую-нибудь странную дискотеку...

Я.Р. Конечно нет. Это делается с целью не допустить появления двух одинаковых платьев в одном месте. Например, когда я ехала с Женей в Шанхай на вручение спортивной премии Laureus (это спортивный «Оскар»), Женя заказал мне кутюрное платье от Elie Saab. И я должна была сообщить о том, где и когда его надену (а таких платьев в мире всего два, второе — в Кувейте). Но самое главное, что такое же платье уже не может быть продано в Европе. Только в Азии или Америке. Когда я летела в Сеул на показ коллекции Chanel, мы списывались по поводу платья, в котором я должна была быть на показе, чтобы исключить так называемый double dressing. Помню, как я познакомилась с директором департамента от-кутюр Дома Chanel и она пригласила нас с подругой на показ, а потом в ателье на примерку. Кстати, там все были в шоке, что я легко вошла во все образцы. Когда я узнала цену, она меня вполне устроила. Все-таки я выбираю достаточно скромные наряды.

Яна Рудковская

На Яне: пальто, Jean Paul Gaultier Couture; туфли, Elie Saab Couture. На Саше: брюки, рубашка, все — Colorichiari; туфли, Cherie; пиджак, Stella McCartney Kids

ФОТОфото из личного архива Яны Рудковской

Е.С. Давай сегодня откроем эту тайну.

Я.Р. Когда ты становишься клиентом от-кутюр Chanel, ты подписываешь несколько документов — один из них о неразглашении цены.

Е.С. Ну просто диапазон цен можешь назвать?

Я.Р. Хорошо, позже. Какое еще преимущество я имею как клиентка от-кутюр? В Доме моды есть мой личный манекен, созданный по моим меркам.

Е.С. С ножками и ручками?

Я.Р. Именно так. У него только голова «безликая», но вообще это мое тело, полностью мои параметры. У нас обязательно проходят две примерки, даже если кажется, что все хорошо, — должно быть не хорошо, а идеально. Однажды у меня была проблема: после химчистки несколько деформировалась подкладка. Я приехала в Париж, и мне в течение двух недель все поменяли. Дом гарантирует спа-уход за твоим платьем на протяжении всей твоей жизни. В принципе они рекомендуют только свою химчистку, но мне не терпелось почистить платье в Москве, и вот результат. Но — не проблема: мне полностью поменяли подкладку. Сколько будет у тебя это платье — столько и будут за ним ухаживать.

Если ты выходишь в этом платье, ты обязана сообщать, куда и когда ты его надеваешь

E.C. На что еще имеют право клиенты от-кутюр?

Я.Р. Если говорить, например, о Chanel — это бесконечные подарки. Когда я приезжаю в Париж на Неделю высокой моды, меня встречает-провожает водитель. У меня есть различные привилегии в других странах, где проходят показы. Экскурсии, ланчи, завтраки, макияж, прическа... Все тайны не хочется открывать. Как клиентка от-кутюр, я получаю много уникальных услуг. Для меня Дом Chanel — образец настоящей семейной компании, которая может одновременно обеспечить уют, комфорт и непревзойденный уровень luxury. Плюс ко всему я еще являюсь клиентом haute joaillerie, поэтому отношение ко мне вдвойне внимательное.

Е.С. Имеешь ли ты право брать ювелирные ­изделия напрокат?

Я.Р. Я никогда их об этом не просила.

Яна Рудковская

Жакет, юбка, все —Chanel Couture; лодочки, Christian Dior Couture

ФОТОфото из личного архива Яны Рудковской

Е.С. В этой съемке есть вещи брендов, клиенткой которых ты не являешься, — Jean Paul Gaultier, Viktor & Rolf...

Я.Р. Главное — быть клиенткой основных Домов. Это большой плюс. К тому же я публичный человек: у меня 700 тысяч подписчиков в Инстаграме и больше одного миллиона в Твиттере. Что касается моего увлечения от-кутюр, для себя я установила некий временной отрезок — десять лет. Еще десять лет я ни в чем себе не отказываю в плане моды...

Е.С. Ну да, а потом еще десять лет...

Я.Р. Нет, потом остепенюсь. Хотя... Помню, как два года назад я давала интервью Ксении Собчак, которая прямо спросила меня: «Готова ли ты тратить такие деньги на кутюр?» Я тогда почти смеялась: «Ксюша, о чем ты? Конечно нет!» И вот я сама себе противоречу. Сначала Дима подарил, потом Женя... Потом сама поехала... И понеслось.

Яна Рудковская

Платье, Elie Saab Couture

ФОТОфото из личного архива Яны Рудковской

Е.С. Твои мужчины дарят тебе деньги, а ты уже сама выбираешь платья?

Я.Р. После показа я определяюсь с моделью, а ребята потом дарят — как правило, на день рождения. Первый подарок такого рода от Димы (Билана) был сделан на благотворительном аукционе у Натальи Водяновой в замке Valentino. Тогда он купил мне кутюрное платье от Dolce & Gabbana. Сейчас как раз я думала надеть его по случаю, когда поеду на Неделю haute couture. Я его надевала всего раз, на премию Муз-ТВ, но его как-то никто не оценил (улыбается). Я хочу сказать, что мир шоу-бизнеса, с которым меня сейчас уже, слава богу, не совсем ассоциируют, — это другая история. Такие вещи нужно носить в определенном обществе, в определенные места. Сейчас у меня это общество есть. Считаю, что, имея шесть бизнесов и такую колоссальную нагрузку, я могу себе позволить подобное «хобби» — ездить два раза в год на показы высокой моды. У меня появилось много знакомых, друзей, которые способны оценить кутюрные наряды. Это не театр моды. Это статусная история, которая позволяет ощущать себя красивой и успешной женщиной. В моей ситуации это еще и сказка про Золушку — я никогда в жизни не могла позволить себе дорогих платьев, живя с миллионером Виктором Батуриным. Я без скандала не могла на свои же собственные деньги купить себе лишнюю пару сапог. «Я жил в бараке, и тебе не нужна третья пара сапог» — вот его логика. Сейчас у меня молодой муж, и мне нравится, что он поощряет мое увлечение модой.

Яна Рудковская

На Яне: ­платье, Elie Saab Couture; ­шляпа, Chanel Couture. На Саше: смокинг, рубашка, все —Simonetta Mini

ФОТОфото из личного архива Яны Рудковской

Е.С. Вопрос такой. Я понимаю, что ты платишь такую цену за свой выход, свой статус; за то, что ты безупречна и можешь находиться в любом, самом взыскательном обществе. Но ты надеваешь платье от-кутюр один, максимум два раза в год...

Я.Р. Через 20–30 лет эти платья будут уникальными, поэтому с этой точки зрения их можно рассматривать как инвестицию. Надеюсь, у меня будет дочка, которая сможет все это носить. Мода кардинально поменяла меня, это отмечают все. Мир кутюра дал мне другое мировоззрение, другие связи, другой уровень общения. Если раньше хотелось купить все хиты у определенных брендов, то сейчас уже хочется уникальности.

Е.С. Где и как ты хранишь эти вещи?

Я.Р. У себя в гардеробной. Для них выделены отдельные места. Там же висят красивые сертификаты, мои фотографии в этих платьях... Это очень красиво. Но вещей у меня и правда очень много — сейчас я отдаю часть нарядов от Valentino, Chanel, Zuhair Murad, Dolce & Gabbana на благотворительный аукцион Лены Перминовой. Там скоро будет проходить неделя моих вещей, мы помогаем маленькой девочке собрать средства на очень дорогостоящую операцию. Я все-таки очень надеюсь, что у меня будет дочка... Но даже если и нет, посмотри, сколько у меня уже народу подрастает (улыбается). Будут невестки, и не одна! Я уже вложила деньги во все, что можно, — хочется отдушины лично для себя.

Я дала себе ­десять лет на то, чтобы ни в чем себе не отказывать. Потом остепенюсь

Е.С. Мы вчера с мужем обсуждали твой сумасшедший график. Вчера ты прилетела из Японии, сего­дня с утра уже успела пообщаться с сыном, потом умчалась на работу, потом приехала ко мне на интервью, а завтра летишь на показы в Париж!

Я.Р. Да, и у меня еще двое старших сыновей, которыми ­тоже нужно заниматься.

Е.С. Скажи, где ты покупаешь повседневную одежду? Заходишь ли в магазины массовых брендов?

Я.Р. Нет. В основном я покупаю такие вещи в Ralph Lauren.

Е.С. Как ты относишься к русским дизайнерам?

Я.Р. Мне очень нравится то, что делают Валя Юдашкин, Ульяна Сергеенко, Эстер Абнер. В восторге от того, что делает для меня Edem Couture, они шьют уникальные вещи. Сейчас, кстати, я купила кутюрное платье Ulyana Sergeenko на аукционе S.O.S by Lena Perminova и очень довольна.

Е.С. А какой уровень цен у наших дизайнеров?

Я.Р. На кутюр? Конечно, пониже.

Е.С. Давай все-таки поговорим о диапазоне цен.

Я.Р. Ну, например, свадебное платье в самом роскошном варианте с трехметровым шлейфом и фатой может стоить и 200 тысяч евро. Но вообще цены на кутюр без ссылки на бренд начинаются от 30 тысяч. Думаю, потолок — порядка 250 тысяч. Я не люблю все слишком блестящее и расшитое, поэтому с такими ценами вряд ли столкнусь. Повторюсь: кутюр научил меня быть очень разборчивой. Мне приятно, когда ко мне подходят люди и говорят: «Нам нравится ваш стиль, мы видели вас в красивом платье, мы на вас подписаны». Первое время очень удивлялась, что люди стали следить за мной из-за моих модных предпочтений. Я жду Недель моды. Для меня посещение показов — это приятное времяпрепровождение, общение. Да, это элемент красивой жизни, но в моем случае это абсолютно заслуженно. Я жертвую своим отпуском, чтобы поехать и пообщаться с людьми. И я вижу, как я капитализирую саму себя. Ведь каждый свой шаг я просчитываю с точки зрения бизнеса.

Яна Рудковская

Платье, Elie Saab Couture

ФОТОфото из личного архива Яны Рудковской

Е.С. А много таких женщин, которые могут позволить себе покупать от-кутюр на самостоятельно заработанные деньги?

Я.Р. Да, я общаюсь с несколькими такими женщинами из Казахстана, Украины, Азербайджана, которые прилетают на показы высокой моды на собственных частных самолетах. Одна из моих знакомых (она из Казахстана, очень красивая женщина) заказывает кутюр из старых коллекций Dior.

Е.С. То есть ты можешь заказать любую модель из любого показа прошлых лет?

Я.Р. Абсолютно.

Е.С. Скажи, а можно ли попросить изменить модель, показанную на подиуме? Ведь не все обладают модельными параметрами, как ты.

Я.Р. У меня есть знакомая женщина, американка, которая носит 52-й размер. И она заказывает от пяти до семи нарядов каждый сезон. Конечно, эти вещи подгоняют по ее фигуре, и все они смотрятся так, как будто только для нее и шили. Конечно, когда тебя обслуживают четверо портных! В этом уникальность кутюра. Первое время это просто потрясает. Особенно когда тебе присылают сертификат, приходит красивая огромная коробка с бантами, которую приносит человек в безупречном костюме... Я считаю, что, если в жизни женщины хоть раз может появиться возможность стать клиенткой от-кутюр, она обязательно должна это испытать на себе. Кутюр — это то, что невозможно передать словами. И это не только уникальность и безупречность платья. Это еще и входной билет в определенные закрытые круги. Это серьезная дорога. Психологически я еще пока не доросла до того, чтобы просто ездить на показы и получать удовольствие. Я всегда стараюсь извлекать из этого плюсы для бизнеса. Мне это очень помогает. Клиентки много общаются, приглашают друг друга в гости. Однажды мне помогли с одним вопросом, решение которого стоило бы мне как пятнадцать платьев от-кутюр.

Е.С. Планируешь ли ты заказывать что-то на этой Неделе моды?

Я.Р. Я всегда откладываю для этого бюджет. Конечно, мне еще очень нравятся Giambattista Valli, Valentino, Dior. Буду смотреть. Но для меня важно, что все мои вложения в от-кутюр себя уже отработали.

Е.С. Яна, ты неисправима!

Haute Couture

От-кутюр, или высокая мода, — коллекции одежды, представляемые участниками Парижского Cиндиката высокой моды в рамках Haute Couture Fashion Week (в январе / июле), или наряды, со­здаваемые ими же по индивидуальному заказу — на основе подиумного образа или «с нуля». Членство в Синдикате строгое, а его деятельность регулируется Департамен­том промышленности Франции: на последней Неделе вы­сокой моды коллекции представили 26 участников и «гостевых дизайнеров». Число клиенток кутюрных Домов в мире точно не известно; по разным оценкам оно может составлять от пары сотен до 4 000.

ELLE ФАКТЫ с Яной Рудковской:


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.