Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Эксклюзивное интервью ELLE for MAN: Майкл Фассбендер

Не успели отгреметь прошлогодние премьеры «Советника» и «Двена­дцати лет рабства», как Майкл Фассбендер возвращается на экраны с двумя новыми весенними фильмами

Мы встретились с ­актером и поговорили обо всем, что имеет значение: сексе, работе, отдыхе, мотоциклах, хеви-метал и шницеле с квашеной капустой.

Майкл ФассбендерФОТОDavid Bailey

От Фассбендера некуда деться уже лет пять как — со времен его первого заплыва в артистический беспредел в «Голоде» Стива Маккуина и подозрительно антифашистского акцента в «Бесславных ублюдках». Но только в последние три года невозможность скрыться от патрицианского профиля актера — и пронзающей пустоты его гранитных зрачков — стала окончательной и бесповоротной. Огненная канонада ролей, которой он поливает публику начиная с 2011 года, беспрецедентна в текущем кинематографе. Куда проще найти аналоги в спорте — в оглушительной прорве голов Роналду мадридского периода, в командорском шаге чемпионских триумфов Феттеля. Некоторые пытаются уподобить проникновение Фассбендера в наш коллективный разум маршруту другого вездесущего хамелеона — Камбербатча. Но там, где Бенедикт бесстрашно меняет прически, Майкл раз за разом сдирает с себя актерскую кожу, чтобы было проще обживать новую. Видимо, поэтому Камбербатч без остатка растворился в планетарном женском обожании, а мужская братия оставила Фассбендера себе.

Всем и так давно ясно, что этому германо-ирландцу, этому исполнительному киборгу с хрустящей пачкой мертвых душ за пазухой по плечу любая роль. Масштаб выворачивания нутра или уровень обнаженки не имеют при этом никакого значения: Фассбендер делал на экране все и собирается делать больше. Таким образом, необязательные подробности очередной роли — и то, насколько успешным окажется конечный продукт, — не суть важны. Карл-Густав Юнг, не сумевший правильно истолковать собственное бессознательное; рабовладелец-дьявол в сполохах жженой рыжины; чувствительный андроид-блонд; жаждоутолитель бунтующего либидо; безликий, растерявший остатки самоидентичности Советник в триумфальном провале Ридли Скотта… Не все ли равно? Дерзновенный комедиант в любом случае отдаст всего себя до последнего волоса, заглянет за пыльную простыню самой последней бездны — лишь бы режиссер не побоялся показать дорогу.

Куда интереснее деловой, чисто мужской подход Фасс­бендера к любым, самым чудовищным предлагаемым обстоятельствам. Вот, например, как он тренировал в себе рабо­владельца: «Пришлось попрактиковаться. Кнут-то короткий, а я упражнялся с длинным, под два метра. Короткий кнут — совсем другое дело: им, если неправильно размахнуться, можно запросто шибануть себя в темя или промеж ног». Другими словами, переживать по поводу невинноизбиенных будем потом — сперва надо научиться обращаться с кнутом. С таким же железным спокойствием самый горячий актер современности отмахивается от инсинуаций на тему «Фассбендер — секс-символ»: «Хочется сказать: эй, погодите минутку, в том фильме я только единожды хозяйство демонстрирую, и то недолго. Если бы кто-то начал твердить известной актрисе: «Ваша вагина...» — и т. д., это сочли бы сексуальным домогательством!»

Тем временем будни актера, который может все, идут своим чередом. В апреле вышла картина «Фрэнк», в которой Майкл весь фильм ходит с надетой на голову башковиной из папье-маше. Затем, в мае, вернется на экраны в образе молодого Магнето в очередном сиквеле «Люди Икс: Дни минувшего будущего». Ну а в следующем году мы пойдем в кино смотреть на Фассбендера-Макбета и тогда вновь поговорим о моральных дилеммах.

Текст: Леонид Александровский

Майкл ФассбендерФОТОDavid Bailey

ELLE FOR MAN Майкл, вы ведь не очень любите копаться в моральных дилеммах своих героев, а просто ныряете с головой в их внутренний мир, каким бы темным он ни был.

МАЙКЛ ФАССБЕНДЕР Да, стараюсь держаться подальше от морализма и оценочных суждений. Мне нравится изучать подоплеку поведения героя, а не читать зрителю проповедь. Тем более в наше ханжеское время, когда все снова ринулись судить друг друга с высоких моральных позиций, словно на дворе 1950-е. Я стараюсь показывать слабость человеческой природы, ее склонность к пороку. Поэтому и люблю играть персонажей, провоцирующих зрителей на размышления. Чтобы, выходя из кинотеатра, они как следует порылись в себе — поставили под вопрос свой характер, отношения с другими людьми, жизнь в целом. Искусство отражает жизнь, но и наоборот — оно всегда ставит под сомнение статус-кво и тем самым влияет на людей. Общественная жизнь полна взаимного осуждения, люди заводятся с полпинка и начинают поливать друг друга грязью. Не уверен, что знаю ответ на вопрос, почему это происходит. Может, все дело в анонимности интернета, в его свободе и безответственности.

ELLE FOR MAN «Советник» — фильм о том, как большие деньги доводят до греха и в конечном счете до могилы. У Майкла Фассбендера, разумеется, нет проблем с деньгами. Как вам удается противостоять опасным соблазнам?

М.Ф. Все просто: стараюсь не ставить себя в ситуации, которые могут привести к плачевным последствиям. Я либо работаю, либо в дороге, либо провожу время с друзьями, предаваясь скромным радостям жизни. У меня есть деньги, чтобы путешествовать и посещать разные приятные места. Я могу выбирать, и это прекрасно. Но, главное, я сконцентрирован на труде и людях, с которыми работаю. Все остальное свожу к минимуму.

ELLE FOR MAN Однажды вы признались, что чуть не сошли с ума от постоянной работы. Как вам удается перезаряжать батарейки?

М.Ф. После «Прометея» я год прохлаждался, потом снялся в «Двенадцати годах рабства», и снова понеслось. Пахал как сумасшедший. Теперь опять планирую расслабиться: только продолжительный отпуск способен восстановить энергию и силы, необходимые для того, чем я занимаюсь. Чтобы перезарядиться, врубаю хеви-метал — Slayer, старые альбомы Metallica, немного Megadeath, сажусь на мотоцикл — и ту-ту. Я в любом случае сильно долго на одном месте не сижу, так что хватаю пару книг, кладу в рюкзак, надеваю шлем — и вперед. Обожаю ощущение, которое появляется на высоких скоростях, когда понимаешь, что риск реален. Удивительное чувство освобождения. Мне доводилось бывать на гоночных треках, где я пытался в меру сил освоить навыки вождения на предельных скоростях, что само по себе искусство. Мотоцикл — ­совсем другой зверь. Ты открыт всем ветрам — отсюда более острое переживание свободы, когда можно просто сесть на байк и сорваться неизвестно куда. Но чтобы хорошо отдохнуть, не обязательно дожидаться конца съемок. Снимаясь в «Людях Икс», мы с Мак­эвоем отлично попьянствовали. Смотались на трек «Формулы-1» в Монреаль — познакомились с пилотами, потусовались в пит-стопе. Обожаю гонки.

ELLE FOR MAN Ну вы же компатриот Шумахера. Ваш отец из Германии, вы родились в Гейдельберге. Ощущаете себя хоть на грамм немцем?

М.Ф. Да, я изо всех сил стараюсь сохранить связи с Германией. У меня тетки-дядьки и двоюродные братья в Хильдесхайме, и я их регулярно навещаю. Когда деды были живы, я чувствовал себя куда крепче привязанным к Германии. ­Родители сделали все, чтобы я не забыл немецкий, но, поскольку я рос в Ирландии, без ежедневной практики он зачах. Мне стыдно, что я изъясняюсь по-немецки куда хуже, чем должен. Я понимаю все, о чем люди говорят, или когда смотрю немецкий фильм, но сам говорить нормально не могу.

ELLE FOR MAN Как насчет шнапса?

М.Ф. Предпочитаю шницель с квашеной капустой и тройной дозой немецкого юмора. Немецкий юмор сильно отличается от ирландского или американского, но, поверьте, он велик в не меньшей степени. Еще мне импонирует расслабленное отношение немцев к вопросам секса.

ELLE FOR MAN Вы не очень похожи на остальную актерскую братию, зато вас легко представить в образе автогонщика или рок-звезды.

М.Ф. Кем я только не хотел стать, прежде чем выбрал актерство: пилотом, каскадером, частным сыщиком! Все зависело от того, про что был сериал, который шел в данный момент по телику. Родители твердили: «Ты должен поступить в университет», потому что тогда все, кто отучился в университете, получали хорошую работу и финансовую стабильность. У нашего поколения все было не совсем так. Как бы то ни было, я не тешил себя академическими иллюзиями, мне больше подходили практические занятия. Проблема состояла в том, что я не представлял, чем именно заняться. Подумывал о юрфаке, но, вот незадача, я медленно читаю. Потом решил поступать в архитектурный, но провалил экзамен по черчению. С 15 до 17 лет всерьез думал о карьере рок-музыканта — моей целью было стать гитаристом в металл-группе. Практиковался по два часа в день после школы. А потом в гости зашел приятель со своей гитарой, сбацал соло, и мне все стало ясно. У него был талант, необходимый для того, чтобы стать профессиональным музыкантом, а у меня его не было. Чем бы я ни занимался в школе — спортом, например, — я все делал на троечку. А вот к актерскому ремеслу быстро прикипел. Сразу понял, что на этом поприще смогу себя выразить.

Майкл ФассбендерФОТОDavid Bailey

ELLE FOR MAN Это мягко ­говоря. В одной из сцен «Советника», ­например, ревете как младенец.

М.Ф. Если честно, я не планировал реветь в той сцене в машине. Само полилось. Наверное, слишком зациклился на проблемах героя.

ELLE FOR MAN Как вам вообще удалось вызвать такой поток?

М.Ф. Без понятия! Расслабился, сфокусировал энергию… Опять же, я ничего не готовил заранее, само вышло. Впрочем, я довольно эмоционален, хотя обычно меня выводит из себя всякая ерунда. Например, не могу вставить запонки в рубашку; когда это происходит, готов разнести все в щепы. Странно, да? Потому что с серьезными проблемами я обычно справляюсь хладнокровно.

ELLE FOR MAN Вы в отличной форме. Часто занимаетесь спортом?

М.Ф. При любой возможности. Обожаю бокс и скакалку — отличные варианты для того, чтобы держать тело в тонусе. Отжимания-приседания начинаются тогда, когда приходится обнажаться для роли.

ELLE FOR MAN Что вы и делаете с удовольствием. Фассбендера хлебом не корми, дай раздеться на экране.

М.Ф. Есть вещи, которые я бы предпочел не делать. Тем не менее, когда я соглашаюсь на роль, я не задаю лишних вопросов и готов на все, что мне предложит режиссер. Это моя работа. Если я играю сексоголика, то вполне логично, что в определенный момент мне придется предстать перед зрителем в чем мать родила. Если в «Опасном методе» мой герой изучает одержимость и другие болезненные состояния личности, нет никаких причин, чтобы в фильме не было садомазохистской сцены. У всех свои сексуальные предпочтения, и каждый режиссер подходит к этому вопросу по-своему. Поэтому актер должен быть способен показать любую форму поведения. Только не пытайтесь выведать мои собственные фантазии, их я оставлю при себе.

ELLE FOR MAN Тем не менее, как часто вы позволяете себе злоупотребить статусом секс-символа?

М.Ф. Я пребываю в циничной осведомленности по поводу данного статуса, но не посвящаю ему ни секунды мозговой активности. Я был прыщавым подростком со стремной прической, девчонки не обращали на меня никакого внимания. Поэтому мне немного странно испытывать на себе повышенное женское внимание теперь, когда я известен. Пять лет назад я мог весь вечер просидеть в баре впустую; женщины обычно отворачивались, когда я пытался с ними заговорить, или просто игнорировали. Теперь они сами просятся в друзья, и это вызывает определенные подозрения по поводу истинности мужской привлекательности. Что касается женщин, то мне нравятся независимые, уверенные в себе и с чувством ­юмора. Чисто физически люблю все: шею, плечи, запястья… Могу продолжать до бесконечности.

ELLE FOR MAN Вам доводилось сниматься в целом ряде жестоких сцен. Какая из них была самая отвратительная?

М.Ф. Их действительно было довольно много, и они с трудом поддаются сравнению. Одной из самых сложных была сцена изнасилования в «Двенадцати годах рабства», так же как и сцена порки. Единственный способ справиться с такими сценами — постоянно чувствовать поддержку других актеров и режиссера. Когда мы с Люпитой закончили снимать сцену изнасилования, сразу обнялись и выпили для успокоения, чтобы избавиться от кошмарных ощущений. У таких моментов есть и позитивная сторона, связанная с творческим сотрудничеством и партнерством. Когда проводишь с кем-то месяцы на площадке, завязываются очень крепкие дружбы. Это уникальная ситуация — иметь возможность близко узнать большое количество людей. Потрясающее чувство, сопровождаемое грустью, когда все заканчивается. Но к этому привыкаешь. За последние годы я редко бывал дома. Такова жизнь актера, и я ни о чем не жалею. Интервью: Annabel Brog Фото: David Bailey

«Люди Икс: Дни минувшего будущего» в прокате с 22 мая


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.